• С кем вы, мистер Хиддинк?

    12.02.07

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Вспоминая матч в Голландии, другой автор «Спорта» профессор Роберт Воскеричян произнес фразу, ставшую популярной среди болельщиков: «Даже Хиддинку крайне трудно что-то сделать с этими игроками».

    Чуть раньше газета «Коммерсант» сообщила, что с момента своего назначения (8 июля 2006 года) Хиддинк провел с футболистами всего 23 рабочих дня, а в последний раз непосредственно видел команду 15 ноября прошлого года. Газета сравнивает такой метод с изучением языка:

    «Какой результат будет, если заниматься им по неделе через каждые три месяца?»

    Третья любопытная цитата принадлежит обозревателю газеты «Спорт-Экспресс» Игорю Рабинеру:

    «Хиддинк считает, что главной переменой должно стать не обретение какого-то не изведанного нашим футболом качества, а возвращение к его истокам. Ирония судьбы, что иностранец понимает эти истоки лучше и оценивает выше, чем мы сами».

    При всем кажущемся отличии, эти фразы можно привести к общему знаменателю. И матч в Голландии был во многом показательным. 

    Хиддинк и процесс

    Юрий Севидов, отвечая на вопрос, в чем Хиддинк уступил Марко ван Бастену, совершенно справедливо говорит о логике. Оставшись в силу разных причин без одиннадцати футболистов, которые могли или даже должны были оказаться в стартовом составе голландской сборной, бывший форвард «Милана» сумел набрать максимально возможное количество вистов, обеспечив себе пару месяцев спокойной работы. Да, изначально Россия оказалась в непростой ситуации – еще Валерий Лобановский морщился, когда его команде предлагали играть в конце зимы. И тезис, что встреча с сильным соперником была столь уж необходима нашей сборной, разлетается вдребезги, если отталкиваться не от выяснения собственных недостатков, проявившихся на фоне голландцев, а от хмурого настроения игроков. Результат в Амстердаме не сбил спесь с российских игроков, якобы появившуюся после первого этапа Евро-2008 (не было и в помине этой спеси!), но повлиял на их самооценку.

    Что касается Гуса Хиддинка, то, показалось, он не смог отрешиться от судебного процесса даже во время матча. Невозможно было вообразить себе этого тренера индифферентно взирающим на то, как его команду громит не самый звездный соперник. Но ведь в Амстердаме было именно так. Четыре раза за матч Гус выходил к бровке, каждый раз почему-то обнимая за плечи бокового судью, точно видя в нем свою единственную опору.

    Хиддинк экспериментировал до финального свистка. Но почему он не видел того, что бросалось в глаза? Что Андрей Аршавин не может играть в роли центрального нападающего. Что Егор Титов проигрывает борьбу в центре, что ему сложно искать общий язык с партнерами не спартаковского стиля – несущимися вперед, а не подстраивающимися под быстрый перепас накоротке.

     

    Хиддинк и тактика

    Гус выставил на игру с Голландией откровенно атакующий состав, что противоречило задачам, которые ставились перед командой. Он хотел отказаться от зонной игры, что было свойственно отечественному футболу на протяжении десятков лет, в пользу современной тактики «форчекинга». Когда каждый играет с каждым. Когда почти что все сводится к десяти единоборствам. Выигрывает команда, которая чаще выигрывает единоборства. У сборной России, вышедшей на игру без мощных Сергея Игнашевича, Василия Березуцкого, Романа Павлюченко, Павла Погребняка, шансов на успех в таком футболе практически не было. Не хватило сантиметров и килограммов.

    Хиддинк, похоже, обманул сам себя. Он экспериментировал, поставив в «основу» лишь одного из братьев Березуцких, стянув на левый фланг сразу трех игроков – Динияра Билялетдинова, Юрия Жиркова и Ивана Саенко, чтобы взломать оборону голландцев именно там. Опять-таки не хватило мощи и готовности. Правый защитник голландцев закрывал эту зону в одиночку, особенно когда не смог продолжить игру Билялетдинов.

    Психологи утверждают, что с Хиддинком дурную шутку сыграло его подсознание. Если человек в какой-то ситуации вынужден быть одним, в других он обязательно будет вести себя иначе. Голландское правосудие заставило защищаться тренера, привыкшего атаковать. И защищаться очень серьезно, что в итоге привело к неоправданно авантюрному плану на игру.

    Претензии, конечно же, есть и к футболистам. Денис Колодин выбрал для игры на скользком поле шестишиповые бутсы.  Билялетдинов надел щитки меньшего размера – будь они обычными, травмы удалось бы избежать.

    Но главная вина в поражении все же лежит на тренере. Россия никогда не была сильна в авантюрном футболе. Это если вспомнить про «возвращение к истокам».

    Хиддинк и претензии

    Те самые пресловутые 23 рабочих дня, проведенные в России; отсутствие главного тренера на Кубке Первого канала в Израиле; поездка в Стамбул на матч Лиги чемпионов между ПСВ и «Галатасараем», вместо того чтобы лично посмотреть за игрой ЦСКА и «Спартака» в этом еврокубке – претензии в адрес Хиддинка множатся. Российского тренера за подобное вываляли бы в пыли, к иностранцу отношение иное. Президент РФС Виталий Мутко после матча в Амстердаме обронил:

    «Сегодня мы договорились с Гусом, что он прибудет на домашнюю игру «Спартака» в Кубке УЕФА».

    Об этом, оказывается, с главным тренером сборной надо уже договариваться…

    Контракт Хиддинка оплачивается РФС из средств Романа Абрамовича. Хиддинк понимает, кто ему платит, и поэтому выбирает такие правила игры. Иначе вряд ли была бы возможна история, случившаяся в Норвейке.

    В качестве главы делегации РФС вместе со сборной прилетел первый вице-президент Никита Симонян – 80-летний легендарный футболист и тренер, имеющий три высшие международные футбольные награды. Прибыв в отель, сразу отправились на обед. В ресторане накрыли пять столов: три круглых (восьмиместных) – для игроков, один такой же – для тренеров и координатора Йопа Алберды и один длинный прямой – для персонала.

    Симонян зашел в ресторан с небольшим опозданием, когда футболисты уже работали вилками. Замешкался, осматриваясь. Логично было бы ему сесть за стол руководства, он туда уже и шагнул – но тут Хиддинк, даже не привстав, сказал:

    «Welcome!» – и указал на пустой стул, поставленный с краю у стола для персонала.

    Рядом с массажистом. А потом, на тренировке, передал через Алберду, что с командой не должно быть посторонних. Пусть, дескать, Симонян ест в отеле, где хочет, а счета собирает – их потом оплатит федерация. Даже если и есть желание обособить сборную, подобные вещи лучше говорить в лицо. Симонян был оскорблен до глубины души. Равно как и другие члены сборной. Невозможно представить, чтобы Хиддинк так поступил бы с Эйсебио или Беккенбауэром. А с нами это «прокатит»...

    Впрочем, к матчу это непосредственного отношения не имеет. Кажется, не имеет.