• Шесть лет до побед

    17.04.11

    Читайте Спорт день за днём в

    Западный финалист нынешнего Кубка Гагарина официально появился лишь шесть лет назад. За это время команда однажды меняла название, дважды – фирменный знак и несколько раз – тренеров.

    Картина первая

    Расставание с Ржигой

    Милош Ржига в свое время уходил из «Атланта» сам – его никто не увольнял. После сезона-2005/06 команду принимали на Старой площади, в администрации Московской области, и на этом мероприятии губернатор очень хорошо отозвался о чешском специалисте. Сказал, дескать, надеюсь, вы подпишете контракт с командой и на следующий год. Пожал Милошу руку.

    Ржига воспринял эти слова так, словно получил карт-бланш и уже стал главным в команде. Он хотел прибавки к зарплате, но выставил такие требования, которые удивили все руководство. Леонид Вайсфельд, генеральный директор клуба на тот момент, умеет описывать сцену переговоров в лицах и, конечно, тут бы потребовалось видео. Главное, Вайсфельд не мог понять, за что надо так увеличивать оклад? Команда-то ничего не выиграла.

    В общем, затребованную зарплату Ржиге не дали, предложив лишь небольшое повышение оклада. Милош ушел из кабинета Вайсфельда в полной уверенности, что губернатор за него вступится, и за тренером еще будут бегать. Но Ржигу подвело незнание процессов в российской власти. Если бы все указы высших чиновников исполнялись быстро, то мы бы жили в другой стране. За контракт с тренером отвечали люди, которые могли объяснять губернатору общую картину, добавляя свои краски.

    Рассказывают, что Ржига, не получив новый контракт, очень сильно переживал, расстраивался и жаловался работникам команды на несправедливость. Ему советовали снизить аппетиты, согласиться на сделанное предложение, но чех не сумел переступить через себя и пойти в офис «Химика» на мировую.

    Картина вторая

    Возвращение Ржиги

    – Милош, как вы вернулись, на арене больше улыбок стало, –  это первые слова, которые чешский тренер услышал в октябре 2010-го от работников клуба и арены.

    Между прочим, это правда. Ржига, подписав новый договор с «Атлантом», был весел и свеж, здоровался за руку с охранниками и не без удовольствия осматривал, как улучшилась арена за время его отсутствия. У чеха только что закончилась эпопея со «Спартаком», и он был рад, что недолго оставался безработным.

    Ржига – самый открытый тренер в России. Он из каждой ситуации выжимает максимум. Достаточно сказать, что перед началом финальной серии плей-офф он не отказал в интервью вообще ни одному изданию. Точно так же было после ухода из «Спартака» и возвращения в «Атлант». Ржига может встать на колени перед ­командой, устроить красивый моноспектакль перед прессой.

     

    Раздав интервью десяткам журналистов, пан Милош наконец уходит в раздевалку. К нему подходит представитель клуба и го­ворит:

    – С вами хотят сделать интервью из «Российской газеты». Это издание правительства России.

    – Да-да, я готов, –  тут же откликается Ржига.

    Российских тренеров такое поведение раздражает. Они считают, что это недостойно, а потом удивляются, что уже через два дня после увольнения о них никто не вспоминает.

    Картина третья

    Приезд Рэя Эмери

    Канадский вратарь Рэй Эмери, известный свой любовью к боксу, поеданию тараканов на спор и различным экстравагантным выходкам, прибыл в Мытищи и провел там сезон-2008/09. Очень быстро он дал понять, что рассчитывает на особое отношение.

    Про драку с врачом команды Романом Соколовым, который по­пытался надеть на вратаря бейсболку, чтобы голкипер не простудился, известно всем. Мало говорилось о других интересных вещах.

    Однажды Рэй после спокойного разговора с Вайсфельдом едва не разнес приемную директора. Он со всей силы ударил по шкафу, да так, что там осталась дыра. Эмери, напомним, еще в том сезоне временно покинул «Атлант», так как курс доллара по отношению к рублю перестал его устраивать. И плевать ему было на контракт. Рассказывают, что его агент вел переговоры в таком ключе: мы договаривались на эту сумму в долларах – заплатите ее. Вот только в контракте у Эмери фигурировала российская валюта, и никто не виноват, что кризис изменил курс.

    Эмери довольно быстро распробовал все прелести московской жизни и был постоянным посетителем самых пафосных клубов столицы. Конечно, его везде пропускали. Охранники быстро обращали внимание на часы за 200 тысяч долларов, которыми он, кстати, хвалился в раздевалке.

    – Да не стоили эти часы таких денег, –  опровергает тогдашний одноклубник Эмери нападающий Игорь Королев, разбирающийся в подобных вещах. – Браслет – дорогой, часы – нет.

    Картина четвертая

    Петр Воробьев и усталость

    В тогда еще «Химике» в сезоне-2006/07 короткое время проработал Петр Воробьев, и в Мытищах лишний раз убедились, что его время прошло. Самое интересное, что Воробьев попал в клуб практически случайно. Известно, что Леонид Вайсфельд предлагал другую кандидатуру – Сергея Котова, который в тот момент работал с молодежной командой. Но решения в клубе принимают другие люди. Они слышали о Воробьеве и думали, что тот повторит свой успех 1997 года.

    Воробьев – как бы это помягче выразиться – не выдержал напряжения и стал меньше времени уделять спортивному режиму. И даже эти слабости ему прощали, но однажды Петр Ильич просто пропал на несколько дней.

    При Воробьеве в клуб вернулись времена с длительными собраниями и не очень комфортной атмосферой в раздевалке. Его ­отставку хоккеисты восприняли с облегчением. Нападающий ­Сергей Мозякин рассказывал, что готов был засыпать через пять минут после начала разбора игры.

    При этом Мозякин едва не ушел из команды, ведь в свое время Воробьев его забраковал и не считал игроком, способным приносить пользу. Но время меняет и таких людей:

    – Однажды он подошел ко мне и сказал: «Все противоречия в прошлом», – признался форвард.

    Картина пятая

    Революция

    За короткий промежуток вре­мени в «Атланте» сменилось все руководство. Первым, в ноябре 2008 года, был уволен заместитель председателя правительства Московской области Александр Горностаев – человек, который отвечал за команду в администрации области. Никто не знает, за что и почему. Точнее, эти темы могут заинтересовать лишь политическую прессу. Но факт в том, что «Атлант» мгновенно остался без оперативного руководства. Горностаев мог решить вопрос одним звонком, благополучие клуба во многом зависело от него.

    Именно он обязывал некие строительные фирмы помогать ­команде. Он мог найти дополнительное финансирование под Рэя Эмери, Николая Жердева или Александра Семина. При нем над «Атлантом» смеялись только по одной причине – одна из самых благополучных команд в стране никак не могла ничего выиграть. Хотя Горностаеву не откажешь в создании инфраструктуры. Все, что есть сейчас у клуба, – его работа. Увольнение чиновника произвело впечатление на многих. Мгновенно у клуба возникли финансовые проблемы, которые усугубились из-за кризиса. Тогда пострадали как раз строительные фирмы – основные партнеры «Атланта». Леониду Вайсфельду на полном серьезе предлагали квартиры вместо живых денег.

    Самое интересное, что команда как-то сумела справиться с проблемами. В клубе никого не обманули. Задержки по зарплате были, но не фатальные. Понемногу оживали и спонсоры. Но в 2009-м уже новое руководство отправило в отставку Вайсфельда. Интересно, что бывший генеральный директор в это время находился в отпуске в Израиле.

    – Когда убирали меня, я совсем не удивился поспешности, – говорит Вайсфельд. – Просто видел, как убрали Горностаева, ничего не объяснив. Хотя казалось, что это большой человек.

    На должности директора утвердили Андрея Веревко, который ранее руководил ареной и в хоккее никакого веса не имел.

    Картина шестая

    Переименование

    «Химик» в Мытищи переезжал трудно. Болельщики из Воскресенска, понятное дело, стали писать письма, что их город «с традициями» оставили без хоккея, и в следующем сезоне там появился свой «Химик». От этого можно было сойти с ума, но в Мытищах приняли одно из самых правильных решений за всю историю клуба. Они отказались от имени и передали «права на историю клуба» коллективу из Воскресенска. Отметим, что ныне в подмосковном городе осталась лишь команда МХЛ, и в этом никто не виноват.

    В Мытищах же согласились, что история клуба начинается с сезона-2005/06, и заслуги в советском чемпионате их не волнуют. В 2008 году команду решили переименовать. Даже был объявлен конкурс, но вариант с «Атлантом» пришел в голову кому-то из чиновников.

    Конечно, это решение нещадно критиковали. Журналисты были удивлены тем, что в клубе не позаботились о продаже бренда. Трудно понять, какие сувениры изготавливать команде с таким названием. Болельщики не приняли его потому, что этот вариант был навязан. Но было понятно, что новое имя – дело привычки. При этом второй реальный вариант был еще хуже – ХК «Мытищи».

    Фанаты тут же прозвали команду «холодильниками», а коллеги, например, издевались над Мозякиным.

    – Серега, ты где играешь? – уточнял Денис Куляш.

    – В «Атланте».

    – С Ковальчуком, что ли? – смеялся защитник.

    Уже позже команда поменяла талисман. Раньше на груди у клуба был симпатичный пес породы алабай, которую любит губернатор. Сейчас же на этом месте у хокке­истов достаточно простая надпись с названием клуба, а роль основного логотипа выполняет нелепая стрелка из «Виндоуз», которую, правда, выдают за наконечник копья.

    Картина седьмая

    Федор Канарейкин

    Федор Канарейкин приехал в Мытищи в январе 2008 года в ранге перспективного тренера, которому удалось выиграть чемпионат страны с «Металлургом». При этом из Магнитогорска его уволили при странных обстоятельствах, когда команда занимала третье место в регулярном чемпионате и готовилась к Кубку европейских чемпионов.

    Несмотря на то что Канарейкин уже много где поработал, он все равно считался неопытным тре­нером.

    – На одной из пресс-конферен­ций меня назвали молодым специалистом, – смеется он. – А коллега, который молодым не считался, был на пять лет младше меня.

    У Канарейкина отчего-то не сложились отношения с Леонидом Вайсфельдом. Друг к другу они относились прохладно, хотя приличия соблюдали. Но вдали одаривали друг друга не очень лестными эпитетами. Федор Леонидович работал с командой в переходный период: он начинал в «Химике», а заканчивал в «Атланте». Сменил двух менеджеров, но сам не задержался.

    Рассказывают, что Канарейкина погубили даже не результаты ­команды, а его действия на посту неофициального генерального менеджера. Андрей Веревко сам не стал заниматься приглашением игроков, так как не знал рынка, и доверился специалисту. Вроде бы Канарейкин по неопытности наделал кучу ошибок, хотя сам он утверждает, что к деньгам отношения не имел.

    – Как только дело доходило до подписания контракта, я отправлял всех к начальст­ву, – говорит он. – Мое дело было договориться с хоккеистом принципиально.

    В кулуарах ходит история о том, что клуб потерял на этом миллион долларов. Дескать, взяли легионера из Швеции, заключили с ним контракт, а потом отказались от его услуг и выплатили полную зарплату. Он даже не провел за команду ни одного официального матча. Проверить это невозможно.

    Канарейкина уволили после поражения от «Салавата Юлаева» со счетом 0:6. Но он утверждал, что к плей-офф команда бы набрала ход.

    Картина восьмая

    Шоу

    Можно как угодно относиться к «Атланту», но есть неоспоримый факт – ни один из клубов не делает для болельщиков и десятой доли того, что придумывают в Мытищах. Почему-то только в нескольких километрах от МКАД поняли, что люди приходят на хоккей не исключительно из-за любви к игре, но и чтобы приятно провести свободное время.

    Раньше билеты на матчи распространяли бесплатно, в каких-то учреждениях города. Сейчас от этой практики постепенно отказываются, но трибуны практически всегда полны. Просто на «Арене Мытищи» действительно приятно находиться. Новый стадион, автоматы для детей, много сувенирной продукции, приемлемые цены на питание. Даже охранникам объясняют, что они должны относиться к зрителям корректно. Группа поддержки – лучшая, на табло не только игра, но и различные клипы. Вот мелочь: удаление сопровождается не только объявлением, но и роликом, в котором симпатичная девушка показывает, какое именно было нарушение, и сурово грозит пальчиком. Из таких мелочей и состоит хоккей, только не все это понимают.

    Нечто подобное пытались сделать в «Динамо», в ЦСКА, но клубы подводило то, что им не принадлежат морально устаревшие арены, в которых в любом случае особенно не развернешься. В провинции все ограничивается лишь танцующей группой поддержки, а потом удивляются, почему на «Ак Барс» не ходят.

    Интересно, что Леонид Вайсфельд сам признавался: деньги на шоу он выделял без желания, считая эти траты лишними. А сейчас клуб зарабатывает на аренде. Если вы приедете в Мытищи в неигровой день, то увидите в фойе вещевую ярмарку. Спорту это не мешает, но глаз режет. Года три-четыре назад такого не было.

    Картина девятая

    Скандалы

    Ни в каких серьезных скандалах «Атлант» замечен не был, и это – очевидный плюс подмосковного клуба. Были лишь локальные неурядицы. Например, однажды «Витязь» очень серьезно готовился ко встрече с «Атлантом», и все могло бы закончиться так, как позже в Чехове завершился матч с «Авангардом». Но об этом узнали в Мытищах, связались с губернатором, и тот запретил драться. В Чехове этого не поняли, но не ослушались, лишь изредка поколачивая «атлантов». Дарси Веро очень любил бросаться на Николая Пронина и Кирилла Лямина.

    Самый громкий судейский скандал случился, когда клубом руководил Федор Канарейкин. Тогда в решающем матче плей-офф против «Северстали» арбитры не заметили очевидный офсайд, и в ворота мытищинцев забили гол за полторы минуты до конца основного времени. Канарейкин возмущался этим беспределом, Вайсфельд требовал крови, но ничего нельзя было изменить. При этом разговоры о том, что ­команда несправедливо вылетела из плей-офф, прекращались сразу после того, как тренерам напоминали: это был решающий матч. Не стоило просто доводить дело до него, тем более команда у них была сильнее соперника.

    И уж, конечно, стоит упомянуть о двух стычках. Причем главным героем оба раза был Федор Канарейкин. В первый раз он повздорил с Милошем Ржигой, который тогда работал в «Спартаке», и дело едва не закончилось битвой. Чех, в свойственной ему артистичной манере, показал, что недоволен арбитрами, а потом обвинил во всем своего коллегу. В подтрибунном помещении возникла перепалка, которая едва не переросла в драку, но люди быстро успокоились.

    – Меня назвали чешской курвой! – жаловался потом Ржига.

    – Не я так сказал, – оправдывался Канарейкин.

    Затем Федор Леонидович повздорил с Геннадием Величкиным, который привозил «Металлург» на плей-офф. Они встретились в коридоре, и вдруг Величкин упал и стал звать на помощь. Руководителя команды отнесли в раздевалку, где он сообщил, что Канарейкин его ударил.

    – Да не было никакого удара, – смеется Канарейкин. – Я вообще это вспоминать не хочу. Мы уже с Геннадием Ивановичем в нормальных отношениях.

    А самый курьезный случай произошел в этом сезоне. Летом в клубе не нашли денег на Вадима Епанчинцева, и нападающий ­уехал в Нижнекамск. Но Николай Борщевский «поплыл», не смог наладить дисциплину, и Вадима вызвал обратно Мозякин, бомбардировавший коллегу звонками.

    Картина десятая

    Игроки

    Главная звезда «Атланта» – Сергей Мозякин, которого взяли в клуб из ЦСКА в 2006 году. Мозякин оказался не нужен армейцам, и им особо никто не интересовался, но в Мытищах подсуетились и предложили негабаритному, но техничному форварду контракт. Сейчас Сергей – самый высоко­оплачиваемый хоккеист клуба, у которого есть предложения из других команд. Мозякина иронично называли «кубковый боец», имея в виду, что он совсем растворяется в плей-офф, и вся его бомбардирская сущность куда-то пропадает. Но в нынешнем сезоне он сломал все стереотипы.

    Что интересно, у Мозякина не самые лучшие отношения с Милошем Ржигой. Нельзя сказать, что они враждуют, но особой симпатии нет. Но все это было до того, как команда попала в финал Кубка Гагарина. Не исключено, что летом Сергей все-таки отвергнет шикарное предложение из СКА и останется в Подмосковье.

    Сейчас многие сравнивают «Атлант» и ХК МВД. Похожи эти ­команды лишь тем, что обе неожиданно добрались до финала. Но составы все-таки заметно отличаются. Если в Балашихе играли те, кто не был нужен другим командам, то  в Мытищах уровень хоккеистов другой. Правда, серьезной борьбы за этих игроков тоже нет.

    Да, предложения есть у Сергея Мозякина, но вы не забывайте, что тот же Константин Барулин был фактически отчислен из ЦСКА. Сначала ему не хотели повышать зарплату, а как появилось возможность, отдали в «Атлант». Считалось, что Барулин не умеет играть важные матчи. До последнего момента так и было. В каких-то решающих встречах он мог дрогнуть и занервничать. Сейчас – ничего подобного.

    Олег Петров, напомним, оказался ненужным «Ак Барсу». Он хотел заканчивать карьеру, затем передумал, но сильно за ним не гонялись. Ян Марек давно хотел уехать из Магнитогорска, но, несмотря на бомбардирские качества, был не слишком востребован. Без особого успеха поиграл в ЦСКА и там бы и остался, если бы не Ржига. Именно Милош захотел видеть трудного чеха в своей команде.

    Особый разговор о защите. Там тоже ребята, к которым в лиге большого интереса нет. Ярослав Обшут фактически был выставлен на трансфер «Спартаком». Максим Семенов – крепкий, но не лучший защитник. Ярославцы легко отказались от Ильи Горохова. Единственный, кто интересует другие команды, – Вадим Хомицкий. Этот игрок обороны, умеющий вести силовую борьбу, мог бы пригодиться и сборной России, но в национальную ­команду берут по другим принципам. При этом все шесть человек, играющие в обороне, – серьезная сила. Кажется, переставь их в другой клуб, и та команда прекратит пропускать. Другой вопрос, что по отдельности в «Атланте» не играют звезды.

    В атаке тоже нет звезд. Федор Федоров стал ненужным в Магнитогорске и Нижнекамске. Вроде бы мало забивал. Но это же большая глупость – считать только шайбы и передачи. Иногда надо уметь подержать соперников в напряжении или убить время в меньшинстве. Федор это умеет, пусть он не всегда запоминается в игре.

    Про третье и четвертое звено вообще нечего говорить. Даже Ржига соглашается, что он понял, насколько полезен Эдуард Левандовский только недавно, а до этого все время хотел избавиться от нападающего. Не лучшая статистика у Дмитрия Уппера, но тут, как и в случае с Федоровым, человек выполняет определенные обязанности.

    «Атлант» укомплектован со вкусом. Федор Канарейкин говорит, что и он приложил руку к формированию этой команды. Возможно. И, конечно, некоторых ребят приглашал Николай Борщевский. Хоккеисты в «Атланте» правильно подобраны. Не надо быть слишком богатым или вызывающе бедным. Надо просто знать, какого человека приглашать на ту или иную роль. Вот этим «Атлант» и похож на ХК МВД. Уже второй год в финал КХЛ попадают команды, сделанные с любовью.  Только если «милиционеры» подобрали нужных людей за пару сезонов, то в Мытищах для формирования мощного клуба понадобилось гораздо больше времени. И ради этого стоило увольнять Ржигу, приглашать Ржигу, устраивать революции и драться с Геннадием Величкиным.


    Опубликовано в еженедельнике «Спорт день за днем» №13 (13-19 апреля 2011 г.)

    Использование материалов еженедельника без разрешения редакции запрещено.