• Сколько стоит прогресс?

    Читайте Спорт день за днём в

    Кими Райкконен в «Феррари» получает около $1 млн в неделю ($51 млн в год). Причем для его работодателя эта астрономическая сумма – всего лишь одна восьмая часть годового бюджета. Элитарность «Формулы-1» проявляется во всем. В финансовых вопросах – в первую очередь!

    4 миллиона долларов за 1 очко

    Обладающие чувством юмора статистики подсчитали: стоимость одного заработанного очка в сезоне 2006 года составила в среднем $4,25 млн. Такая дороговизна одного очка получилась от деления суммарного годового бюджета всех команд «Формулы-1» ($2,986 млрд) на общее количество разыгранных очков (702). Нетрудно догадаться, что у каждой «конюшни» – свой КПД финансовых затрат. 206 очков «Рено» в Кубке конструкторов относительно не самого крупного бюджета в $342 млн – это просто верх экономии; единственное очко «Торо Россо» – результат 75-миллионных вложений, ну а не набравшие ни одного очка «Мидланд» (ныне «Спайкер») и «Супер Агури», получается, вообще выбросили все деньги на ветер.

    «Королевские гонки» всегда были мероприятием затратным. Один круг по автодрому на тестах современной команде «Формулы-1» обходится в $1250. И это только на расходные материалы без учета стоимости доставки машин и аренды трассы. А ведь машину нужно еще и построить! Цена каждого болида – около полумиллиона долларов. Не самое дорогое четырехколесное транспортное средство на земле (вспомним «роллс-ройсы» или «майбахи»), но и, мягко говоря, далеко не самое надежное. Узнав эти cуммы, на каждую аварию в гонках начинаешь смотреть несколько иначе.

    Статья со множеством нулей

    Главная статья расходов – это двигатели. В среднем на их строительство команды тратят около

    200 миллионов ежегодно. Моторы и исследования в области аэродинамики «съедают» основную часть бюджета всех участников чемпионата мира. Конечно, кое на чем можно и сэкономить. Например, в Англии рабочая сила чуть дешевле, чем в Германии, поэтому на зарплату рядовых сотрудников «Макларен» тратит меньше, чем BMW. А еще одни команды, разъезжая по всему миру, покупают билеты только бизнес-класса, а другие уже не прочь усадить своих механиков и обслуживающий персонал в самолеты бюджетных авиалиний. Все это, разумеется, не касается пилотов и руководителей. После каждого Гран-при в ближайшем к автодрому аэропорту складывается напряженная обстановка: в очередь на вылет выстраиваются десятки частных самолетов со звездами «Формулы-1» на борту.

    А главный показатель гламурности «Королевских автогонок» – это вечеринки. Пресловутый Paddock Club, в котором на каждой гонке собирается мировая элита, – еще один успешный бизнес-проект Берни Экклстоуна. Управляет клубом Падди Макнолли – бывший журналист известного издания Autosport, коммерсант, а главное – давний приятель Берни. Двухдневный билет в этот «маленький рай на обочине» стоит от трех до четырех тысяч долларов (в Монте-Карло еще дороже), причем ведущие команды выкупают их десятками. Не столько для себя, сколько для своих спонсоров, к которым – в силу очевидных причин – необходимо проявлять повышенное внимание.

     

    Закрытый клуб

    Конечно, так было не всегда.

    В пятидесятые годы прошлого века машины порой собирали в частных гаражах, в шестидесятые гонки еще выигрывали любители, а в семидесятые контракт между командой и пилотом представлял собой простое рукопожатие. Техническая сторона всегда требовала внушительных затрат, однако по-настоящему крупные деньги пришли в «Форумулу-1» вместе с рекламой. Поворотным моментом стал 1968 год, когда на машинах «Лотус» впервые появились наклейки с логотипом производителя табака. Табачная реклама была основным финансовым потоком в течение 30 лет, но даже пропаганда здорового образа жизни – вопреки некоторым сомнениям – процесс привлечения денег не остановила. Сейчас эстафетную палочку табачных гигантов, вынужденных уйти из «Большого цирка» (так именуют «Формулу-1») из-за запрета на рекламу своей продукции, с удовольствием подхватили производители высокотехнологичных товаров.

    Международная федерация автоспорта (FIA) регулярно заявляет о необходимости снижения затрат. Однако реальные шаги в этом направлении предпринимаются редко. Если проследить, как изменялся регламент «Формулы-1» на протяжении всей ее истории, то станет ясно: в первую очередь в FIA заботятся о повышении зрительского интереса, на втором месте – вопросы безопасности и только на третьем – стремление сделать «Королевские автогонки» более доступными. Возможно, именно так расставленные приоритеты – следствие абсурдности лозунга «Первая формула – для всех». Ностальгия по автогонкам 60-х – это одно, а отрицание очевидного – совсем другое. Нельзя не признать: «Формула-1» уже давно превратилась в закрытый клуб, вход в который стоит гораздо дороже четырех тысяч долларов. Нынешний пелотон – это болиды с эмблемами ведущих мировых автопроизводителей. А там, где соревнуются «Мерседес» и BMW, «Запорожцу» (да и «Спайкеру») делать нечего. Без больших денег нет и высоких технологий, а без технологий «Формула-1» перестанет быть по-настоящему первой. И 28 команд, покинувшие «Королевские автогонки» за последние 17 лет, – это тоже плата. Плата за прогресс.