• Станислав Крицюк: Искренне рад за «Зенит» и за ребят, но за себя не особенно

    Эксклюзивное интервью с вратарем «Зенита»

    29.04.22 13:20

    Станислав Крицюк: Искренне рад за «Зенит» и за ребят, но за себя не особенно - фото

    Фото: Вячеслав Евдокимов/ФК «Зенит»

    Читайте Спорт день за днём в

    Вратарь «Зенита» Станислав Крицюк дал эксклюзивное интервью «Спорт День за Днем». Последний раз он сыграл 2 ноября. Дальше была операция и долгое восстановление, которое продолжается до сих пор.

    – Пока тренируюсь не в общей группе. Пожалуй, главная задача – быть полностью готовым к предсезонке. Ради этого готов работать и в отпуске, в который команда уйдет летом, – признался Крицюк в начале разговора. 

    – Какая у вас травма?
    – Были проблемы с хрящом. Еще в прошлом году оперировался в Берлине. После операции полтора месяца передвигался на костылях. Изначально сроки восстановления были чересчур оптимистичные, говорилось, что чуть ли не в марте выйду на поле. С медицинским штабом «Зенита» мы делали всё возможное, чтобы я мог начать как можно раньше. Как будет в дальнейшем, мы не загадывали. 

    В феврале хирург сказал: «Колено хорошее. Все хорошо движется. Но еще очень рано возвращаться. После такой операции от шести месяцев, не раньше». Честно говоря, возникло непонимание, почему изначально ставились более ранние сроки. Сейчас, в ходе реабилитации пробуем по-разному нагружать колено, наблюдаем за реакцией. 

    Kr90.jpg

    – Игроки «Зенита» поддерживали вас?
    – Ребята беспокоятся, узнают, как дела. Но в футболе не принято причитать и прыгать-бегать вокруг травмированных, это профессиональный момент, через который проходят все. Так или иначе, важно всегда быть сплоченными и внимательными по отношению друг к другу.

    – После травмы у вас был какой-то разговор с Сергеем Семаком?
    – Нет, простой разговор: как дела, как восстановление. 

    – Другой важный момент. У вас заключен контракт с «Зенитом» по схеме «1+1». Есть новости по его продлению?
    – Он автоматически продлевается.

    – Есть какой-то пункт автоматической активации продления? Например, количество матчей за сезон?
    – «1+1» – это просто формальность.

    – Даже независимо от травмы?
    – Да. Мы поговорим. Теоретически, если «Зенит» или я выскажемся против продления контракта, то, наверное, можно всегда найти консенсус. Но, подчеркну, контракт продлевается в принципе.

    – «Зенит» объявил о продлении контрактов с несколькими игроками. По вам не было официальной информации.
    – Я – игрок «Зенита». У нас есть свои обязанности, в том числе и ограничения в обсуждении подобных тем. 

     

    – Вы готовы остаться и конкурировать с Матвеем Сафоновым, если он придет в «Зенит»?
    – Постановка вопроса – из области предположений, я же скажу одно: если «Зениту» потребуется сильный вратарь, и он появится летом, то за клуб буду только рад. 

    – Правда ли, что ваши отношения с Сафоновым в «Краснодаре» оставляли желать лучшего?
    – Мы нормально общались. Не было никаких проблем.

    Safo.jpg

    – Считаете ли вы Сафонова сейчас сильнейшим российским вратарем?
    – В премьер-лиге – целая группа сильных вратарей. Матвей – один из сильнейших, успешно показал себя в сборной России.

    – Когда вы с ним конкурировали, чувствовалось, что у Матвея большое будущее?
    – Конечно, у него есть потенциал и талант. Но пока нельзя сказать, что он на голову всех сильнее. Матвей может стать таким. У него есть для этого время. Все зависит от него самого.

    – Вы ждали, что ваша карьера в «Зените» сложится успешнее? Даже если забыть про травму, у вас ноль сухих матчей в РПЛ.
    – Ноль не всегда напрямую зависит от вратаря. Это и стиль команды, и качество игры всех 11 человек. Не скрою, хотел, чтобы мое возвращение в Россию и игра за «Зенит» были более яркими. Но сказались обстоятельства: травма, адаптация.

    – Для вас что-то стало неожиданным?
    – Не то, что неожиданным… После «Краснодара» я уже хорошо знал российский футбол, но, наверное, не был готов на 100 процентов ко всем нюансам - в том смысле, что разница в подходе к футболу заметно отличается от Западной Европы.

    – А в чем?
    – Если не во всем, то во многом. Тренировочный процесс. Взаимодействие с защитниками. Возьми каждую деталь, и она отличается. Если не выезжаешь из России, это сложно заметить. Но после того, как провел в Европе часть карьеры, то понимаешь, в чем отличия.

    – Если вы все-таки покинете «Зенит», есть шанс вернуться в Португалию или еще куда-то в Европу при нынешней политической ситуации?
    – Все может быть. Меня не смущает возможный переезд, хотя в мире напряженность, это очевидно. 

    – Не жалеете, что решились на переезд в Россию?
    – С возрастом ты понимаешь, что у медали всегда есть две стороны. Если заостряться на негативе, то, конечно, начнутся вопросы к самому себе: как надо было поступить, так или этак? Но есть и другая сторона. Мы про нее часто забываем. Ты решился - и перешел, значит, все к лучшему. И мог же потом страдать, жалеть, что не решился. 

    – Вам предлагали остаться в Португалии?
    – Когда решение о переходе принималось, признаюсь откровенно, оно не выглядело очевидным ни для португальцев, ни для меня (Крицюк перешел в «Зенит» из «Жил Висенте» – «Спорт День за Днем»). Мне нравится в Европе, ритм жизни, нравится европейский футбол. Ты можешь реализовать там свой потенциал. В России привлекают другие вещи. Хочешь – не хочешь, а мысли о родине не покидают, тянет домой. И, конечно, статус и амбиции «Зенита»: это возможность сыграть в Лиге чемпионов, выиграть чемпионат России.

    – Всё идет к тому, что вы, наконец, станете чемпионом России. Можно сказать, что первая цель перехода в «Зенит» достигнута?
    – Я искренне рад за клуб и за ребят, но за себя не особенно…

    Kric_96.jpg

    – Почему? Вы успели сыграть семь матчей в РПЛ.
    – Когда ты переходишь в новый клуб, то полон желания участвовать в работе и достижениях команды по максимуму. Но я провел недостаточно матчей, чтобы в полной мере ощутить успех. Не зря же когда-то существовали лимиты на звание чемпиона или призера: требовалось провести половину от общего количества матчей. Поэтому так: командный успех – да, мое участие в команде – да. Но как амбициозный спортсмен, я не ощущаю своего значительного вклада.

    – Откровенно!.. Вы ходите на домашние матчи «Зенита»?
    – Конечно.

    – Тяжело смотреть со стороны?
    – Скоро шесть месяцев, как я травмирован. Сначала сложно, потому что ты еще «горишь», еще не свыкся с мыслью о травме. В середине уже как-то попроще. Чем больше проходит времени, тем больше хочется вернуться.

    – Если будет чемпионский праздник «Зенита», вы выйдете?
    – Конечно, выйду. Я надеюсь, что меня пустят (смеется).

    – В Кубке России «Зенит» проиграл в четвертьфинале «Алании». Все решилось в серии пенальти, которую нападающий Иван Сергеев назвал лотерей. Вы согласны?
    – И да, и нет. Ты можешь натренировать, увеличиваешь свои шансы, но пенальти остается лотереей. Игрок твоей команды может не забить и твоих спасений может не хватить для победы.

    – Какой у вас был самый запоминающийся отраженный пенальти?
    – У меня их было не так много, чтобы запоминать. В финалах пенальти не отражал. Я принижаю свои достижения, поэтому мне всегда их недостаточно. Если отражу пенальти в финале любого турнира, Кубка России, какого-то еврокубка, то скажу об этом (улыбается).

    – Если российские команды не будут допущены в еврокубки, следует ли расширить РПЛ?
    – Надо заниматься базовыми вещами, а не поверхностными. Количество матчей, команд в лиге – это вторично. Достаточно других организационных проблем, до которых руки не доходят.

    – Каких?
    – Это тема для профессионального глубокого разговора, а проблем много. Согласен, что надо об этом говорить, но по большому счету дискутировать в интервью бесполезная затея.

    – Что вы сейчас себе пожелаете?
    – Главное – здоровье. Себе бы его пожелал и другим. И мира.

    Источник:Спорт день за днём


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий