• Телекомментатор Геннадий Орлов: «ЮАР — богатая страна»

    07.07.10

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Мэтр отечественного спортивного репортажа Геннадий Орлов поделился с корреспондентом «Спорта» своими впечатлениями от страны — хозяйки нынешнего чемпионата мира по футболу.

    — Для начала расскажите, Геннадий Сергеевич, в каких городах ЮАР вам удалось побывать.
    — Это три города — четыре матча я комментировал из Порт-Элизабет, что в полутора часах лету от Йоханнесбурга. Один матч из Рустенбурга, туда я ездил на машине 180 километров, и один матч в Йоханнесбурге.

    — Помимо этих городов удалось еще куда-нибудь выбраться?
    — Я же в Африку в первый раз приехал — побывал в заповеднике, видел живых львов, крокодилов, жирафов. Мамбу видел, змею — зеленая такая, двухметровая. Тоненькая, цвета канарейки — у нее самый смертельный укус, в Африке все ее боятся. Но змеи, конечно, в серпентарии.

    — Как вам местный климат? Судя по температуре, погода там была вполне российская.
    — Ну сейчас в ЮАР все-таки зима. Зеленые растения кое-где есть, а вот трава — как у нас поздней осенью. Климат, кстати, хороший, особенно в Йоханнесбурге. Там влажность — 17–20 процентов всего. Среднегорье, так что дышится легко. И футболисты много бегают, потому что играть удобно. У океана — это Дурбан, Порт-Элизабет и Кейптаун — там посложнее, там влажность повыше. Но, в принципе, сейчас время года хорошее — комаров нет, гнуса никакого в воздухе не летает.

    — А что, комары — это проблема?
    — Конечно! В Африке же одна из главных опасностей — малярийные комары. Хотя, что касается ЮАР, я интересовался, надо ли делать прививки — оказывается, нет. Кстати, воду они пьют из-под крана, вода у них чистая. И за экологией в стране следят.

    — Обычно представления об Африке сводятся к двум вещам: яркий туземный колорит и невероятная бедность. Можно ли то же сказать о ЮАР?
    — Понятие бедность исключить. Потому что ЮАР — очень богатая страна. Достаточно того, что в городе Рустенбурге есть два платиновых завода. Когда мы ехали на машине — видели, как горят синие огни на газовых вышках. Так что в этой стране много чего есть: и сельское хозяйство, и полезные ископаемые. Но — есть категория африканцев, и их немало, которые не хотят ни учиться, ни работать. Они как раз и являются той самой криминальной средой. У тех, кто работает, все в порядке. И уровень очень приличный — в магазинах, как у нас, и цены европейские. Живут в основном в коттеджах — Йоханнесбург вообще город коттеджей. Коттедж за 50 тысяч евро можно купить вполне приличный. Возле района Суэто, у стадиона, можно за 35 тысяч. Но Суэто — район бедняков. Есть еще район Александра — вот туда не рекомендуется вообще ходить ни белым, ни черным.

     

    — Туристов об этом предупреждают?
    — Естественно. На картах для туристов (у меня эти карты есть) город поделен на зоны. Отдельно прописаны зоны повышенного риска, ходить туда не рекомендуется. Вообще, из-за криминогенной обстановки у меня от нынешнего чемпионата мира (а он у меня десятый) какое-то ощущение тюрьмы: очень много проволоки. Все микрорайоны обнесены заборами с проволокой, по которой пущен ток. После игры и по вечерам не принято где-то пройтись, погулять, пообщаться с кем-то. Все время сидели в гостиницах, и это очень удручало. Ведь спорт — это как раз общение, радость. Я, например, обожаю аргентинских, бразильских болельщиков  — они поют необыкновенно красиво, мелодично. Английские болельщики весьма своеобразны. Вот этой атмосферы праздника там не было.

    — Да, о разгуле преступности в ЮАР в эти дни не говорил только ленивый. Но ведь полиция всех этих грабителей довольно быстро ловит?
    — Я вам расскажу смешную историю. Был эпизод с журналистами, когда их обворовали, приставив пистолеты к головам прямо в гостиничном номере. Но через три дня преступников уже нашли и посадили. Потом один местный журналист рассказал нам, что, как только объявили всеобщий розыск, несколько десятков людей сами пришли в полицию, чтобы сознаться в ограблении и попасть в тюрьму — потому что в тюрьме есть телевизор и регулярное питание.

    — Кстати, о питании. Что вы скажете о местной кухне?
    — Местная кухня построена на мясе. Мясо на гриле — это уже национальная традиция. Надеюсь, это говядина (улыбается). А так — еда, в общем, интернациональная. Кстати, африканцы обижались, что на стадионах запретили продавать местные блюда — пирожки и прочее. Но это в нашем понимании антисанитария. Вот и запретили перед стадионами торговать орехами, семечками... А продавали, как обычно, колу, гамбургеры, хот-доги. И пиво, чему я удивился.

    — Африканские болельщики как-то по-особенному болеют? Есть у них свои традиции, кроме вувузел?
    — Единственное, что у них есть — это вувузелы. Больше ничего. Африканцы еще футбол не поняли, не разобрались. Но они болеют по большей части за бразильцев — это их кумиры.

    — Какие сувениры вы привезли домой из ЮАР?
    — Я всегда привожу из стран, где бываю, колокольчик и тарелочку. Так вот — там ни колокольчиков, ни тарелочек с символикой города, страны, просто нет. Это явный у них просчет  — они бы столько денег на этом еще заработали. Обычно-то это все китайцы изготавливают. Но пока еще китайское влияние там слабое. Так что не привез ничего — одни вувузелы. Много вувузел. Друзья просили только вувузелы.

    — Сколько всего привезли?
    — Коммерческая тайна.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий