• Тренер «Москвы» Андрей Баль: Мы с Блохиным друг друга дополняем

    01.03.08

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Завтра «Москва» приступит к заключительному этапу предсезонной подготовки — на очереди вояж в Австрию. А незадолго до возвращения с предыдущего сбора, проходившего в испанском городке Олива Нова, интервью «Спорту» дал один из ассистентов главного тренера «горожан». Андрей Баль рассказал о том, что изменится в игре команды, какой фронт нуждается в укреплении и как Бранислав Крунич и Пабло Баррьентос относятся к тому, что их используют на непривычных позициях.

    Баррьентосу лучше на фланге

    — В Испании команда сыграла четыре товарищеских матча. Но, по мнению некоторых, два были лишними. Какой смысл за три недели до старта чемпионата встречаться со слабыми командами, к которым можно отнести молодежный состав «Лозанны» и испанский клуб третьего дивизиона?
    — Скажу так: самая лучшая тренировка — игра. Матчи даже с названными вами коллективами нельзя назвать бесполезными. Да, возможно, мы были не против встретиться с более сильными соперниками. Но некоторые клубы оказались заняты. И к тому же мы сыграли два неплохих матча с «Металлургом» из Запорожья и с «Сибирью». Конечно, швейцарцы и испанцы ниже классом, зато мы проводили эти встречи на фоне повышенных нагрузок. То есть определенную пользу из этих встреч мы извлекли.

    — Игра с испанцами носила травмоопасный характер...
    — Риск получить травму есть в любой игре. Неважно, с испанцами или с кем-нибудь другим ты играешь. Конечно, во встрече с сильным соперником ты сконцентрирован, настрой другой. Но и со слабой командой необходимо быть собранным. Я благодарен ребятам, да и тренерам, что на этом сборе никто не получил серьезных по­вреждений.

    — Показалось, что в «Москве» стало больше старого доброго киевского футбола: фланговые прорывы, прострелы...
    — Не скажу, что здесь появился какой-то киевский стиль. Ребята и до нас играли в футбол. Мы не собираемся отказываться от того хорошего, что было, — есть много интересных моментов в структуре игры. Но то, что нужно добавить, добавляем. Вы же смотрите английский футбол, российскую премьер-лигу, другие чемпионаты. Голы забиваются из центральной зоны, но все опасности идут с флангов.

    — А что все-таки поменяли? Или акцент на фланги — единственное?
    — Должна быть нацеленность игрока на ворота. Каждого — неважно, полузащитник это или защитник. Должен присутствовать эффект неожиданности.

     

    — В игре с «Сибирью» вы попробовали Бранислава Крунича на незнакомой ему позиции — под нападающими. Что это дало?
    — Крунич играл опорного полузащитника атакующего плана. Бранислав себя неплохо показал. Да, мы понимали, что он действовал на фоне усталости: накануне у нас были две тренировки. Но каждый должен был на этом фоне показать себя с лучшей стороны.

    — Так Крунич сможет заменить Сергея Семака?
    — Мы пробуем на этой позиции разных футболистов. Кого именно? Конкретизировать не будем.

    — А как вам Пабло Баррьентос на фланге?
    — У нас еще есть время попробовать его на других позициях. Но он более комфортно чувствует себя на фланге.

    — Вы серьезно?
    — Конечно. Да, он вылезает в середину. Но при этом может отдать неожиданный пас, которого не ожидает соперник.

    Об «отдыхе» на позициях

    — Вы наслышаны о «подвигах» Пабло в прошлом чемпионате?
    — Не только наслышаны, но и видели все это. Разговариваем с ним, стараемся сделать все, чтобы таких случаев было меньше. Он парень молодой, темперамент у него аргентинский. Но стараемся объяснить, что можем недосчитаться его в каких-то моментах. В общем, ведем с ним работу психологического плана.

    — Да с ним и в прошлом году беседовали...
    — Хочу сказать, что год от года футболист становится опытней и умней. Будем надеяться, что разговоры пойдут Пабло на пользу.

    — Очевидно, что «Москва» нуждается в усилении. Например, на по­следнем рубеже есть Юрий Жевнов, а адекватной ему замены нет...
    — Есть молодые ребята, очень талантливые. И потом, есть много примеров, когда вратари начинают играть и без конкуренции. Возьмите Игоря Акинфеева.

    — У него конкуренция была.
    — Не слишком серьезная. А вообще, у нас такая ситуация с вратарями: один опытный и два молодых. Ничего страшного в этом нет. Икер Касильяс — еще один пример, когда человек без конкуренции вырастает в серьезного мастера. Александр Шовковский заиграл. И вообще, молодость вратаря — вещь относительная. Они раскрываются после 24 лет.

    — Но ведь есть проблема в отсут­ствии конкуренции. Должны быть два человека на место.
    — Согласен. Пока этого в «Москве» нет, но надеюсь, что будет. Мы не хотим, чтобы некоторые люди застоялись и спокойно «отдыхали» на своих позициях.

    — Вы очень спокойно разговариваете с футболистами. В отличие от главного тренера. Так задумано? Вы дополняете друг друга?
    — Олег Блохин сознательно выбрал такой штаб. Мы работаем в одной связке и друг друга дополняем. Постоянно советуемся, даже накануне тренировок.

    — А вы за что отвечаете?
    — У нас есть одно правило — не мешать друг другу. Есть главный тренер, который в любой момент может остановить работу, подсказать. И есть помощники, которые должны наблюдать за футболистами: где-то те не добежали, где-то не доделали... А потом мы садимся и делаем выводы. Кстати, перед матчами мы все предлагаем состав на игру, и у всех он разный.

    Рассказывал аргентинцам про Марадону

    — Вам трудно работать с Блохиным?
    — Я с ним уже не первый год работаю. И раз он пригласил меня и Олега Кузнецова в «Москву», значит, мы научились сглаживать углы.

    — Вы игрокам не рассказываете про свою игроцкую карьеру?
    — Нет. Мы не имеем права что-то такое рассказывать. Тем более специально. К месту, в тему можно что-то вспомнить — на примерах просто можно получить опыт. Не более того. Такого, чтобы мы встали и начали рассказывать, как играли в свои годы, нет.

    — У нас тут один тренер вместо установки рассказывал о своих великих победах.
    — А смысл? Мы ведь играли тогда, когда некоторые футболисты еще и не родились. Нет, если они захотят, то могут спросить. Или посмотреть старые записи. Но специально об этом говорить не будем.

    — А есть игроки, которые не знали, кто такой Баль и Кузнецов?
    — Да я не интересовался. Если захотят — спросят. Недавно говорил с аргентинцами, рассказывал, что играл против «Ривер Плейт», против Марадоны, Кемпеса. Для них эти имена что-то значат. Кумиры.

    — Но вас не помнят...
    — Так Баррьентос и Макси Лопес еще не родились в то время, когда я играл. Эктор Бракамонте постарше, но ему было четыре года, когда мы выступали на чемпионате мира — 1982, восемь, когда Кубок кубков выигрывали. Может быть, и слышал он что-то. Но вряд ли.

    Олива Нова


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий