• Тренер-реабилитолог ФК «Уфа» Мария Бурова: Такого человека, как Сергей Семак, еще не встречала

    В ФК «Уфа» работает российская «Ева Карнейро», и она не конфликтует с главным тренером

    13.05.17 12:09

    Тренер-реабилитолог ФК «Уфа» Мария Бурова: Такого человека, как Сергей Семак, еще не встречала - фото

    Фото: ФК «Уфа»

    Читайте Спорт день за днём в

    Личность Марии Буровой во многом примечательна для российского футбола. Несколько лет она работала тренером по физической подготовке в московском «Локомотиве» и возглавляла одноименный медицинский центр. Зимой перешла в ФК «Уфа», где трудится в качестве тренера-реабилитолога.

    О сложностях своей профессии, причинах травматизма футболистов, сравнениях с бывшим врачом «Челси» Мария рассказала в эксклюзивном интервью «Спорту День за Днем».

    Никаких встреч за территорией стадиона

    — Недавно вы сменили Москву на Уфу, почти десять лет проработав в «Локомотиве». Грустно было уезжать?
    — Да, но я поняла, что нужно что-то менять, чтобы развиваться. Последние полгода у меня был сумасшедший график: приезжала очень рано на работу, уезжала домой и работала даже там, составляя программы. Пора было этот порочный круг разрывать.

    Я прошла все ступени в «Локомотиве», начиная с детской академии и заканчивая основным составом. При тренере Кучуке работала с основным составом, но в силу определенных обстоятельств  в середине сезона поступило предложение от руководства клуба возглавить Центр Спортивной Медицины. За такую возможность бесконечно благодарна Ольге Юрьевне Смородской. Она разрешила мне самостоятельно работать в медицинском центре и заниматься реабилитацией спортсменов. Условия, к счастью, позволяли.

    Было очень тяжело. Признаюсь, это был вызов для меня. Но с началом работы в медицинском центре мой уровень как специалиста по реабилитации значительно вырос. Было очень много практики, приходилось работать со множеством сложных ситуаций. В принципе, в европейских командах такое тоже распространено — когда после работы с «основой» реабилитолог еще трудится в медицинском центре. Вообще таких центров, как «Локомотив», в России очень мало.

    — Какими были первые впечатления от работы в ФК «Уфа»?
    — Для меня работа с «Уфой» — это в какой-то степени возвращение к тому, чем раньше занималась. Когда управляешь медицинским центром, в тебе развиваются хорошие организаторские способности, реабилитацию спортсмена ведешь самостоятельно от начала до конца. В команде же немного по-другому: ты должен работать в единой связке с другими специалистами, и очень важно уметь разграничить полномочия.

    Для меня было неожиданно предложение от ФК «Уфа», конечно волновалась , но приехав на сбор на Кипр я поняла, что «Уфа» — то место, где мне хочется работать.

    Зачастую в клубах выстраивается длинная цепочка из специалистов, и задачи выполняются слишком долго, потому что много разных точек зрения. В «Уфе» каждый отвечает за свою сферу деятельности и четко понимает свои обязанности.

     

    — Сам Сергей Семак был в вас заинтересован. Какое мнение сложилось о главном тренере «Уфы»?
    — Мы еще не так долго работаем вместе, но могу сказать, что такого человека, как Сергей Богданович, я еще не встречала. Он замечательно организует процесс. Тренер — не просто специалист, обладающий определенными знаниями в своей сфере, он должен объединять людей, управлять ими.

    — Игроки «Уфы» — амбициозные ребята?
    — Раньше я занималась со многими высококлассными спортсменами. Хочется сказать, что профессионализм игрока заключается в том, что он четко понимает ,что ему нужно ежедневно работать над собой и в чем конкретно эта работа заключается для достижения цели. В этом отношении футболисты «Уфы», уверена, не уступают игрокам команд-лидеров. Ребята с таким желанием идут на тренировку! Их не нужно уговаривать потренироваться отдельно или пройти какую-то процедуру. Они сами ходят за тобой и интересуются, что еще нужно сделать, потому что прекрасно понимают, что им есть к чему стремиться.

    — Легко было влиться в команду? Одно дело, когда приходит футболист и занимается тем, чем занимается большинство остальных. Ребята могут куда-то сходить, познакомиться поближе. Совсем другое, когда в команду приходит тренер-женщина.
    — Здесь вообще вопрос поставлен ребром — за территорией стадиона никаких личных встреч, за исключением каких-то командных мероприятий. Мы встречаемся исключительно по работе. Если стирается грань, где тренер, а где спортсмен, то заканчивается тренировочный процесс. В принципе, ко мне все уважительно относятся и даже называют по имени и отчеству.

    — Действительно?
    — Да. Сергей Богданович так старается воспитывать уважение друг к другу. Это только на пользу.

    Причина травм — перетренированность

    — Вы начинали карьеру в сфере фитнеса. Профессиональный спорт — другое дело?
    — Как человек, который четыре года работал в сфере фитнеса, с уверенностью могу сказать, что это небо и земля. Сегодня коммерческая составляющая превалирует в фитнес-индустрии, и руководство часто диктует тренеру свои условия. Иногда ты работаешь со спортсменом до пяти часов в день, а в фитнес-клубах стандартная тренировка длится около часа. Получается, ты работаешь на результат, а с тебя требуют просто повышенное количество продаж. Это обесценивает труд тренера. К сожалению, вектор развития Центра спортивной медицины «Локомотив» сегодня ориентируют именно на фитнес-модели.

    Работая в сфере фитнеса, получила очень много теоретической информации. С другой стороны, задачи, цели и средства совсем иные. В профессиональном спорте у тебя больше ресурсов, можно разумнее подходить к решению проблемы.

    — После работы в фитнес-индустрии легко перейти к работе с профессионалами?
    — У меня изначально были хорошие учителя. В «Локомотиве» в этой сфере работали иностранные специалисты, которые с радостью брали под свое крыло. У меня же такой пытливый ум — не стеснялась спрашивать, узнавать какие-то нюансы. Любому учителю хочется воспитать себе преемника, поэтому мои наставники помогали мне выйти на других профессионалов  , советовали, на что обратить внимание. Так я и познакомилась со многими тренерами по физической подготовке , физиотерапевтами и реабилитологами , стала посещать конференции, лекции.

    — Где в России закладывают хорошую базу знаний в сфере физподготовки футболистов?
    — Есть хорошие курсы при РГУФКе. Как правило, туда приходят поступать бывшие спортсмены либо же люди со спортивным образованием. Я сотрудничаю с этим университетом, читаю лекции студентам. Сейчас все идет к тому, чтобы тренеры по физической подготовке тоже обладали категорией. Вообще появление курсов по физической подготовке в футболе — большой шаг вперед.

    — Тренерская профессия очень нервная. Сильно переживаете за своих подопечных?
    — Всей душой! Сейчас со мной занимаются не только футболисты «Уфы», но и другие спортсмены. Нельзя, начав работать с человеком, бросать его. Для меня абсолютно не имеет значения, игрок топ-клуба передо мной или мальчик из академии. У человека есть проблема, надо ее решить.

    У меня был спортивный гимнаст, на котором уже поставили крест, но мы решили идти до конца и долго восстанавливались. В итоге он привез медаль с Кубка мира и отдал ее мне. В тот момент испытала невероятные чувства! Работаю ради таких моментов.

    И хочется сказать спасибо тем, кто меня поддерживает. В первую очередь это семья — мой супруг, моя мама. Они понимают, насколько важна для меня работа.

    — Многие тренеры были в прошлом профессиональными спортсменами. У вас тоже за плечами спортивный опыт?
    — Да, я мастер спорта по спортивным танцам.

    — Как считаете, сложно стать авторитетным специалистом в команде, когда у тебя нет игрового опыта?
    — Авторитет зарабатывается работой в настоящем, а не прошлыми заслугами. Если же случаются такие ситуации, когда бывший профессиональный игрок высокого уровня возглавляет команду и у него все получается и на тренерском поприще, то это огромный плюс.

    — Бывает, что тренеры не совсем верно, на ваш взгляд, строят процесс подготовки, и приходится вступать в споры?
    — Речь о спорах обычно не идет. Главный тренер принимает решение, которое не обсуждается. Специалист по восстановлению может просто предоставить ему какую-то информацию. Решение все равно за главным. Помощнику тренера или реабилитологу обычно проще, так как у него более узкая направленность. Основной груз ответственности лежит на главном тренере.

    В «Уфе» я занимаюсь функциональной диагностикой игроков и на основании полученных данных могу сказать тренерскому штабу, какой игрок готов к матчу, а какому нужен отдых. Бывали такие случаи, когда главный тренер оказывался прав, несмотря на то что мне казалось лучшим вариантом дать игроку еще один день отдыха.

    — В чем главная причина травм в футболе?
    — Первое — это перетренированность. Зачастую именно она является причиной бесконтактных травм. Должна проводиться определенная диагностика во время сезона, чтобы не допустить такого состояния. Конечно, когда ты начинаешь работать с командой, должен изучить анамнез каждого игрока.

    Второе — если однажды футболист получил повреждение, то возможность рецидива увеличивается в шесть раз. Поэтому нужно заниматься профилактикой.

    — Стараетесь объяснять спортсмену, почему ему нужно заниматься профилактикой травматизма? Далеко не все это любят.
    — Здорово, когда воспитываешь грамотного спортсмена, который не допустит ошибок по отношению к себе. Потом этот спортсмен, возможно, захочет помогать другим людям.

    Просто механическое выполнение упражнений не идет на пользу. Всегда пытаюсь включать теоретические блоки в занятие. Спортсмен должен быть умным. Сегодня он занимается со мной, завтра может перейти в другую команду, и ему следует понимать, для чего он делает то или иное упражнение. Есть один подопечный, который восстанавливался у меня после разрыва передней крестообразной связки, — Вячеслав Кренделев. После окончания спортивной карьеры он выбрал профессию тренера по физической подготовке и дебютировал в этой должности в женской сборной России по футболу.

    — Но как заинтересовать спортсмена?
    — Важно правильно подать информацию и найти подходящие формулировки. Иногда можно начать с каких-то общих тем, поговорить о хобби игрока, а потом уже давать важные с точки зрения восстановления знания.

    Женщина должна быть сильнее мужчины

    — Кстати, о хобби. Есть ли оно у вас и хватает ли на него времени?
    — Это трудно назвать хобби, но все свое время стараюсь проводить за учебой. Сейчас дистанционно заканчиваю обучение в ФИФА. Уже долгое время пытаюсь начать заниматься английским. В Москве постоянно занималась с преподавателем английского, в Уфе, к сожалению, никак не хватает на это времени. Если говорить о том, что к моей профессии не имеет отношения, — очень люблю лошадей. Обязательно во время отпуска заеду на ипподром в Уфе.

    — Вас часто сравнивают с Евой Карнейро, бывшим врачом «Челси». Льстит такое сравнение?
    — Однозначно, льстит. Думаю, ничего в этом плохого. Очень рада, что женщины сейчас выходят на передовые позиции в сферах спортивной медицины и футбола. С Евой, к слову, встречались, разговаривали. Мне бы очень хотелось поучиться у нее. Тот объем информации, которым она обладает, огромен.

    Хочется верить, что стереотипы уйдут на второй план. Мне приходилось сталкиваться с теорией о том, что женщина на корабле — к несчастью. Но сегодня она уже теряет актуальность.

    — В России тоже?
    — Да. Раньше, можно сказать, пыталась пробить стену непонимания. Сейчас проще. Уже около тридцати процентов учащихся на курсах тренера по физической подготовки — девушки. Это не может не радовать. На них не смотрят как на белых ворон. Правда, женщина-специалист должна быть в разы сильнее мужчины-специалиста той же области, чтобы пробиться. Это стимулирует больше учиться и развиваться.

    — Стереотипы насчет того, кому каким видом спорта надо заниматься, тоже отходят на второй план? Как относитесь к девушкам-футболисткам?
    — Очень уважаю девушек-спортсменок. Мы дружим с Эльвирой Тодуа (вратарь женской сборной по футболу. — «Спорт День за Днем»). Вместе проходили курс восстановления. Уважаю таких женщин и их выбор. Могу заверить, что, чем бы спортсменки ни занимались, они остаются женственными. Если присутствует внутренняя сила, почему не найти ей применение в спорте? Это лучше, чем ходить по магазинам и обсуждать последние коллекции «Диор». Ну это лично мое мнение.