• Тренер вратарей молодежной сборной Южной Кореи Валерий Сарычев (Син Ый Сон): «Хиддинк здесь национальный герой»

    Гость на выходные

    27.06.14

    Читайте Спорт день за днём в

    Он уезжал из «Торпедо» в корейский клуб «Ильхва Чхонма» в 1991 году лучшим вратарем СССР. Как тогда думал — на пару сезонов. А остался на 23 года, увидев и волшебное преображение местного футбола под магией Гуса Хиддинка, и палочную дисциплину на тренировках. Узнал, что такое тренировать женщин. В эксклюзивном интервью «Спорту День за Днем» Сарычев рассказал, почему доволен жизнью и карьерой в Стране утренней свежести, а также объяснил, что стоило бы позаимствовать из корейского футбола.

    У Лодыгина есть школа, у Рыжикова — нет

    — Предлагаю начать с родной для вас темы. Первый номер сборной России Игорь Акинфеев давно на слуху, а вот Юрий Лодыгин в российском футболе — фигура новая. Как вам этот голкипер?
    — Начну с его выступлений за «Зенит». В состав питерской команды Лодыгин влился очень органично и уверенно — играл ровно, стабильно, без срывов. Его право на место первого номера было неоспоримо. Но весеннюю часть прошлого сезона Лодыгин провалил. Многовато у него набралось неудачных матчей, и далеко не всегда возникало ощущение, что вратарь у «Зенита» — сильное звено. Поэтому, если говорить об открытиях, я бы на первое место поставил Илью Абаева.

    — Интересный выбор.
    — Абаев впервые в карьере оказался в команде, решающей высокие задачи. И сразу проявил себя так, что можно было подумать: борьба за медали для него — привычное дело. Илья выглядел серьезным, надежным голкипером, удачно играл в сложных матчах. Думаю, его стоило подтянуть в сборную.

    — Но к тридцати двум годам Абаев за нее не сыграл ни одного матча.
    — Это ерунда. Как раз к тридцати годам вратари выходят на пик прогресса, успевают оставить за спиной обидные ошибки и пережить неудачи. Именно в этом возрасте обретают стабильность. Исключения вроде Игоря Акинфеева редки, причем во всем мире.

    — Вернемся к Лодыгину. По мнению некоторых специалистов, у зенитовца изъяны во вратарском образовании. Говорят, что ему не хватает школы. Согласны?
    — Нет, нехватки школы я у Лодыгина не замечал. С техникой у него порядок, он резкий, прыжок хорош. Еще отмечу, что Юрий обладает правильным менталитетом: он почти всегда уравновешен, на отдельных эпизодах не зацикливается, из-за неудачных моментов не раскисает. В этом аспекте Лодыгин даст большую фору Песьякову, который именно в психологическом плане проседает, потому и не достигнет никак стабильности. А слабость у зенитовца вижу в другом: позицию он порой выбирает неправильно. В этих случаях реагировать на сложные удары проблематично. А вот кому школы не хватает, это еще одному голкиперу сборной — Рыжикову.

     

    — Поясните.
    — У Сергея базовые вещи оставляли желать лучшего. Это и приема мяча касается, и ввода его в игру, и действий ногами. Но ему надо отдать должное — трудолюбием и упорством он эти недостатки нивелирует, вышел на высокий уровень и держит его стабильно.

    Китайский путь России

    — Что вам не нравится в российском футболе?
    — Много в нем «дутого». Понимаете, о чем я? Команды появляются дутые, футболисты. Раздувается, рекламируется и показывается все так, что можно подумать: у людей действительно есть все для удовлетворения обозначенных амбиций. Но проходит время, и выясняется, что за смелыми амбициями по каким-то причинам нет достаточных оснований. Пример «Анжи», который после борьбы за попадание в Лигу чемпионов рухнул в ФНЛ, лишь самый заметный. А сколько еще примеров, когда клубы, в том числе амбициозные, исчезают? Или взять сумасшедшие зарплаты. Российские футболисты в материальном плане обеспеченны гораздо лучше, чем большинство их коллег из других стран. Там-то многие о подобных условиях даже не мечтают. Но насколько наши футболисты соответствуют своим зарплатам, быстро и доходчиво показывает Лига чемпионов. Год назад у меня возникло подозрение, что в футболе мы пошли по пути Китая.

    — Это как?
    — В китайском чемпионате много помпезности — игроки с мировыми именами, большие суммы трансферов, дикие зарплаты. Деньги в футболе крутятся сумасшедшие, по-другому и не сказать. А сборная уже докатилась до того, что даже в отборочные турниры не попадает. Это катастрофа для футбола. Его развитие в Китае даже не на месте стоит, а падает вниз. Огромные доходы контрастируют с ужасными результатами национальной команды.

    — В Южной Корее социальная разница между футболистами состоятельных клубов и людьми большинства других профессий значительна?
    — Футбол — он и в Корее футбол. Это элитная профессия, в которой доходы очень высоки. По крайней мере у тех, кто выступает на высоком уровне. Разница в том, что здесь уровень заработков всегда соответствует уровню мастерства и достижений. О российском футболе этого, к сожалению, сказать нельзя.

    — Тема лимита на иностранцев в России — почва для жарких дискуссий. Что скажете о лимите, глядя со стороны?
    — У меня однозначное мнение: лимит должен быть обязательно! Иначе притока молодых футболистов никогда не дождемся. Всегда легче предпочесть чуть более опытного и мастеровитого иностранца, чем подождать, пока раскроется новичок.

    — Какой сейчас лимит в чемпионате Южной Кореи?
    — Раньше позволялось выпускать на поле пять иностранцев, а сегодня — только трех. И это себя оправдывает! Местные футболисты не только закрепляются в клубах, но и прогрессируют, попадают в сборную и переходят в известные европейские клубы. Но все это появилось благодаря подпитке из детско-юношеского футбола. В России с этим пока большие проблемы. Нужно больше идей и средств вкладывать в детские школы и академии. Без этого фундамента рассчитывать на прорыв в результатах невозможно. В Корее для мощного рывка в развитии футбола очень эффективно использовали опыт Гуса Хиддинка, работавшего со сборной на домашнем чемпионате мира. И теперь за перспективы можно не беспокоиться. Выбор игроков для сборных всех возрастов есть на долгое время вперед.

    Бесплатные перелеты для Хиддинка

    — Что конкретно переняли корейцы у Хиддинка?
    — Во-первых, тренировочные методики для профессиональных команд: и сборных, и клубных. Упражнения, тщательное и точечное отношение к физическим нагрузкам, формирование штаба — так, чтобы он покрывал весь объем работы, а каждый специалист приносил максимум пользы, — в этих вопросах у Гуса почерпнули очень много. Местные тренеры учились у него не в единичных случаях, а системно. Для чего регулярно проводились семинары. Кроме того, Хиддинк был основателем многих проектов по детско-юношескому футболу.

    — В чем эти проекты заключались?
    — В построении футбольных центров по всей стране. Хиддинк консультировал по поводу строительства полей, правильного соотношения искусственных и натуральных газонов в каждом центре, создания необходимой инфраструктуры, обучения тренерских кадров, подбора их для каждой возрастной группы. Большое внимание было уделено массовому футболу. Функционеры следили, чтобы поля и тренировочные площадки строились в каждом дворе. Поэтому приток молодежи и высокая конкуренция взялись не просто так. Опыт голландского специалиста использовали многогранно, чтобы прогресс не касался только вершины и не остановился после отъезда Хиддинка.

    — Кем остается Хиддинк для корейцев спустя двенадцать лет после завоевания бронзы на чемпионате мира?
    — В Волгограде на Мамаевом кургане стоит монумент героям Сталинградской битвы. Конечно, сравнение, может, и условное, но со скидкой на то, что речь о футболе, Хиддинка в Южной Корее выделяют именно так. Он здесь в историческом контексте выдающаяся личность. На всех футбольных мероприятиях Гус желанный и почетный гость. Если, например, открывают стадион, его обязательно приглашают на церемонию. Любые вопросы для него в стране решаются быстро и бесплатно. А пользоваться услугами самолетов корейских авиалиний Хиддинк может бесплатно всю жизнь.

    — А как там относятся к Дику Адвокату?
    — Очень спокойно. Просто как к одному из тренеров, который работал с национальной сборной. Большого результата Дик же не добился. Третье место в группе на ЧМ-2006 после полуфинала ЧМ-2002 совершенно не смотрелось. Впрочем, не для всех восприятие этих специалистов однозначно. Например, нынешний главный тренер сборной Южной Кореи Хон Мюн Бо работал с ними обоими, и методы Адвоката ему нравятся больше.

    — Какие именно?
    — Вообще в подходе к тренировочному процессу, отношениях с футболистами. Под руководством Хиддинка Хон Мюн Бо выходил на поле, а Дику уже помогал как тренер. Думаю, от него он взял больше, чем от Гуса. Вспоминая о нем, надо отметить, как Хиддинк строил свою работу с внешним миром. Он всегда был открыт и доброжелателен с журналистами, что не могло у них не найти отклика. Ведь не всегда позиции этого тренера были незыблемы. За полгода до мундиаля сборная Кореи неудачно проводила товарищеские матчи, появилось беспокойство за результат. Ставился даже вопрос о возможной отставке Хиддинка. И еще неизвестно, чем бы все закончилось, окажись Гус еще и под волной критики со стороны общественного мнения. Но пресса его поддержала единогласно, и вопрос о доверии был снят. Все успокоилось.

    Палкой по мягкому месту

    — Что принес корейцам домашний чемпионат мира, кроме достижений на футбольном поле?
    — Главное — это высочайшая планка, которую тогда задали по отношению к футболу. Не только в подготовке молодых футболистов и достижениях сборных, но и в развитии инфраструктуры. Вот пример. Для проведения Азиатских игр в небольшом городе построили новый стадион. При том что там и так две шикарные современнейшие арены, появившиеся к домашнему чемпионату мира. Тем не менее решили еще обновить инфраструктуру и сделать маленький новый стадион. То же касается футбольных полей и их качества. Здесь не удовлетворяются тем, что их и так уже много во всех регионах, а продолжают строить еще. При этом трепетно относятся к новейшим технологиям, которые обязательно должны быть применены при возведении новой арены. Как бы тяжело и затратно ни было, они делают все, чтобы планку держать на уровне. А государство это курирует и помогает.

    — Особый колорит корейскому футболу придавала палочная дисциплина. Для тренеров было в порядке вещей бить игроков. Когда ехали туда, знали об этом?
    — Нет, конечно. Я ведь среди наших футболистов был первым корейским легионером. И уже на второй тренировке увидел руко­прикладство со стороны тренеров по отношению к местным футболистам. Оказался шокирован (смеется).

    — Можете описать типичный случай такого метода воздействия?
    — В то время они все были типичными. После занятия тренер собирает футболистов в круг, подводит итоги, благодарит за работу и отдель­но отмечает тех, кто по каким-то причинам несколько раз не выполнил, как надо, его требования. После чего мог подойти к ним и врезать (смеется).

    — Палкой?
    — Когда как. Иногда руками, а иногда и палкой по мягкому месту. Уже вскоре после приезда я по ходу тренировок начал понимать, кому сегодня достанется.

    — Как к избиениям относились футболисты?
    — Дело в том, что закон и раньше не позволял применять к ним насилие. Но тогда в Корее было не принято придавать это огласке. Поэтому случаи рукоприкладства всегда оставались внутри футбольной семьи. Все изменилось, когда футбол начал становиться таким, какой он сейчас. У каждого игрока есть агенты, любое значимое событие подробно и оперативно освещается. В век Интернета ничего скрыть невозможно. Поэтому, ударь сейчас тренер кого-нибудь, об этом сразу все узнают. Что, кстати, в Корее недавно и случилось.

    — А поподробнее?
    — В начале прошлого чемпионата страны наставник «Соннам Ильхва Чхонма» ударил двух футболистов и сразу был уволен. Кстати, футбол стал последним видом спорта, где эти методы остались в прошлом. Ведь актуальны они были и для баскетбола с волейболом, там тоже игроков могли поколотить. Но скандалы в этих видах появились раньше.

    Футболисты и футболистки

    — Давайте о вас наконец поговорим. Сейчас вы тренируете вратарей молодежной сборной. Насколько далеко простираются ваши карьерные амбиции?
    — Я доволен тем, что занимаюсь любимым делом. Ведь ничего другого не умею (улыбается).

    — Закончив играть, вы сказали, что для вас принципиально начать тренерскую карьеру с работы с детьми. Сейчас по-прежнему считаете, что это был правильный и полезный шаг?
    — Да. Однозначно. Знаете ведь выражение, что тренер первым делом должен убить в себе футболиста? Это действительно необходимо, и работа с детьми помогает это сделать быстрее. А заодно и обогатить свой футбольный опыт. Ведь к детям не придешь и не скажешь: «Смотрите, какой я был выдающийся футболист, и слушайте меня открыв рот». На этом уровне такие методы не работают. Надо уметь слышать, понимать детей, обучать их, в том числе многократными беседами и разъяснениями. Им же нельзя кинуть мяч, как профессиональным игрокам, с требованием все безукоризненно выполнить. Процесс обучения идет постепенно, здесь нужны совсем другие знания и навыки. Для того чтобы ими овладеть, я часами смотрел за тренировками детей. Следующим этапом у меня была работа с женщинами. Тоже потрясающий опыт.

    — В чем отличие футболисток от футболистов?
    — Я понимаю тех, кто считает, что принципиальной разницы нет. Со стороны кажется, что все одинаково: поле, мяч, правила… Но это только со стороны. А окунувшись в эту работу, я понял, что женский футбол совершенно другой вид спорта.

    — Даже так?
    — Раньше я думал, что женщины более дисциплинированны, чем мужчины. Оказалось — наоборот. Поведение женщин гораздо больше подвержено эмоциям, настроению, внешним факторам. Поэтому, насколько они будут в конкретный день управляемы, порой невозможно предсказать.

    — И что же с этим делать?
    — Если парень явился на тренировку не в своей тарелке, это еще терпимо. Не сразу, так постепенно он придет в себя и более-менее нормально отработает. А вот в случае с девушкой не имеет смысла надеяться, что она как ни в чем не бывало воспрянет духом. Надо специально поднимать ей настроение.

    — В чем еще заметные отличия?
    — В физических возможностях. Причем отличия не просто заметные, а кардинальные! Женщины совершенно другие, им нельзя предлагать нагрузки, даже отдаленно напоминающие те, что под силу мужчинам. Женщины с ними справиться не смогут. Поэтому часто надо придумывать что-то попроще и похитрее.

    — Начинающим тренерам посоветуете обходить стороной бывших партнеров?
    — Не буду утверждать категорично. Все-таки у каждого футболиста свой взгляд, свой карьерный путь. Если кто-то заканчивает играть и получает возможность остаться в команде в новом качестве, это тоже можно использовать. Главное все-таки не уровень, с которого ты начинаешь тренировать. Главное — убить в себе игрока. Забыть, каким ты был мастером.

    — Почему это столь важно?
    — Это способствует обучению и творческому поиску. Никогда нель­зя мерить подопечных по своему игровому прошлому. Что было естественно для тебя, для них может оказаться непосильным. Соответственно, и методы работы должны быть другими. Если же тренер начнет сравнивать и задаваться вопросом, почему его футболисты не могут выполнить простые в его восприятии вещи, то быстро в профессии разочаруется.

    Не решился принять предложение Белоуса

    — С Россией вас что-нибудь связывает?
    — Все! Раз в год приезжаю в Москву — как только заканчивается сезон в Корее. Встречаюсь с ребятами, с которыми играл за «Торпедо», обсуждаем дела и проблемы нашего футбола. Коля Савичев сейчас стал главным тренером, Игорь Чугайнов раньше команду возглавлял, тоже общались. Многие ребята трудятся в торпедовской школе — Олег Ширинбеков, Володя Гречнев, Саша Полукаров, Василий Жупиков. Мы всегда на связи.

    — Работа в российском футболе для вас актуальна?
    — Конечно. Только вот не приглашают (смеется). Как бы хорошо к тебе ни относились, футбольный мир узок, и каждый хочет быть востребованным. Поэтому звонка со словами: «Валера, приезжай, я для тебя освободил место» — не было. Я реально смотрю на вещи.

    — А реальный шанс вернуться на родину был?
    — Давно, в 2003-м. Юрий Белоус, тогда генеральный директор «Торпедо-Металлурга», приглашал в команду. Но звал он меня тренером, а я тогда еще был игроком. Заканчивать не решился, вот и не сложилось.

    — За двадцать три года в Корее стали своим?
    — Меня здесь почти все знают. Уважают. Даже любят. Но ощущение, что я иностранец, было всегда и никуда не делось. Поэтому внутри всегда живет необходимость работать не просто хорошо, а как минимум на уровень выше местного конкурента. Иначе спросят: «Зачем ты нам нужен?»

    Личное дело

    Сарычев Валерий Константинович

    Родился 12 января 1960 года в Душанбе

    Амплуа: вратарь

    Воспитанник СДЮШОР «Трудовые резервы» (Душанбе)

    Игровая карьера: «Памир» (Душанбе) — 1978–1981; ЦСКА — 1981–1982; «Торпедо» (Москва) — 1982–1991; «Ильхва Чхонма» — 1992–1998; «Сеул» (оба — Южная Корея) — 2000–2004

    24 августа 1997 года единственный раз сыграл за сборную Таджикистана, которая в товарищеском матче уступила Южной Корее 1:4.

    Достижения: двукратный бронзовый призер чемпионатов СССР (1988, 1991); обладатель Кубка СССР (1986); лучший вратарь СССР (1991); четырехкратный чемпион Южной Кореи (1993, 1994, 1995, 2000); обладатель Adidas Cup (1992); обладатель Кубка чемпионов азиатских стран (1996); обладатель Суперкубка Азии (1996); обладатель Межконтинентального кубка Азии и Африки (1996)

    Карьера тренера: «Сеул» — 1999; «Сеул» — 2005; «Кеннам» — 2005–2008; «Тегэ Кенгорус» (женщины); Южная Корея U-20 — c 2009 года


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий