• Тренеры-мученики

    15.04.11 17:07

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    В истории церкви есть множество примеров святых, прошедших путь от мученичества до канонизации в кратчайшие сроки. Первое далеко не всегда подразумевает второе, равно как и второе вовсе не обязательно должно вытекать из первого. Однако муки, тем более за веру – это сильный довод, когда речь заходит о прославлении в лике святых.

    Андрей Кобелев покидал «Динамо» именно как мученик. И фактически как мученик за веру – в непреходящие динамовские ценности, что четко выражены в таких простых факторах, как чистота происхождения, верность клубным традициям (будь то модель поведения, подход к комплектации команды или ее игровой стиль) и отсутствие желания сбежать на более привлекательное рабочее место.

    По крайней мере так казалось болельщикам. Не понявшим и не принявшим отставку тренера, выигравшего для «Динамо» первые медали после долгих лет бессилия.

    Кобелеву, насколько известно, было очень обидно – особенно за то, как ему было сказано об увольнении (по телефону, когда он закончил первую тренировку на базе и готовился ко второму дневному занятию). Еще за несколько месяцев до увольнения такие тяжеловесы, как Сергей Степашин и Виталий Мутко, во всеуслышание называли Кобелева будущим тренером сборной и одним из самых перспективных специалистов страны, – разумеется, динамовская торсида воспринимала подобные слова всерьез. И в ее эмоциональном фоне гордость за своего тренера мешалась с понятной тревогой: а вдруг и впрямь уведут нашего молодого и перспективного в РФС, как тогда жить?

    Как мы помним, играло «Динамо» перед отставкой Кобелева неважно. Однако ощущения тупика все же не было, хотя с каждым туром становилось ясно: цель, озвученная руководством, – чемпионство, и как минимум место в тройке – утопия. Но поскольку никто, кроме журналистов, в адекватности этой задачи публично не усомнился: ни команда, ни тренер, ни болельщики (не было ведь официальных писем или воззваний к клубным боссам: не торопитесь!), – получилось, что все свои либо согласились, либо промолчали. А потом, расписавшись под такой целью на сезон, команда оказалась довольно далеко от ее реализации, дав повод для увольнения тренера. Которым и решили воспользоваться.

    Сегодня, когда во многом та история повторяется – стартовое отношение руководства к новому наставнику, серьезность задачи на сезон, не самая внятная игра, – фамилия Кобелева все чаще начинает мелькать тенью в умах и настроениях абсолютно разных групп. «Я не удивлюсь, если он в итоге вернется», – говорят некоторые игроки. «Говорят, в случае отставки Божовича первый кандидат на его место – Кобелев», – предполагают журналисты. Динамовские ветераны и болельщики и вовсе убеждены, что старый друг лучше новых двух. И все чаще всплывает старая тема: убрали не по делу, человек пострадал незаслуженно. Получается как в церкви: мученичество, а затем святость. Пусть это и не общее мнение, но так думает достаточно большая группа людей в сине-белых цветах.

     

    Матч с «Кубанью» мог оказаться для Божовича решающим: проиграй «Динамо», и свист в спину черногорца стал бы мощнее. Насколько известно из разговоров с игроками, Миодраг давал понять: о добровольной отставке не может быть речи, он пойдет до последнего. Но когда мы говорили с ним на прошлой неделе – по простому, техническому вопросу о матче «Динамо» с ЦСКА, Божович в своей манере пошутил: «Я только не знаю, буду ли руководить командой восьмого мая».

    Семшов принес бело-голубым три очка, «Динамо» обошло в таблице «Локомотив», после игры с которым на старте чемпионата могло показаться: команды будут решать разные задачи. А оказалось, одну и ту же: все мы мучаемся сомнениями, надолго ли в Москве Божович? И надолго ли Крас­ножан?

    «Спартак», похоже, так до конца и не переболел Романцевым, если до сих пор, пройдя по кругу от идеи «Олег Иванович – мученик и святой» до идеи «только он и никто иной» через тезис «он исчерпал себя как тренер», красно-белый мир пытается понять, что лучше: вернуться на прежние рельсы или продолжать искать новые пути.

    Точно так же надолго застрял в умах и сердцах «железнодорожников» Семин. Настолько крепко, что при первых неудачах нового главного, кем бы он ни был – Эштрековым, Долматовым, Муслиным, Бышовцем, Рахимовым, теперь Красножаном – идея возвращения Семина будоражит мозг.

    Уверен, так же думает о Газзаеве большинство из армейского лагеря. А о Тарханове – самарское братство. Ту же картину увидим, если вдруг «Рубин» начнет валиться и клуб решит расстаться с Бердыевым.

    Потому ли так, что для многих Семин, Кобелев, Газзаев, Романцев – мученики от футбола? Пострадавшие от руководства. Не желавшие уходить сами, даже когда вся ситуация неотвратимо подталкивала некоторых из них к подобному выбору.

    Скажу больше, продолжив этот ряд. В последнее время все чаще можно услышать вопрос о Хиддинке. Риторический, наполненный сожалением. Вопрос не совсем этичный по отношению к Адвокату. Но память короткая – и люди спрашивают. И тоже видят Гуса мучеником. Тренером, пострадавшим за правду. Хотя спросишь: в чем она, эта правда, – и не факт, что ответят.

    Отчетливо помнится, как на рубеже веков мучился этой проблемой ЦСКА, бесконечно меняя Садырина на Долматова и Долматова на Садырина, словно видя в такой рокировке единственную возможность удержать команду в лидерах чемпионата. Один раз сработало идеально, но второй раз армейцам в ту же реку войти не удавалось, несмотря на гиперстарание. Но застряв между Садыриным и Долматовым на какое-то время, ЦСКА по крайней мере избавился от этой идеи фикс. Чтобы потом однозначно закрыть тему возвращения в клуб Газзаева, при котором и были добыты все армейские трофеи. Наблюдая уверенность Гинера, его решимость и последовательность, нет сомнений, что Газзаев и ЦСКА – это уже только история.

    Но разве кто поручится за «Локомотив» и Семина, Кобелева и «Динамо», Романцева и «Спартак»? За то, что идеи таких альянсов похоронены окончательно?

    Разумеется, нет. Еще не пробовали вернуть Кобелева и понять, что из этого получится; еще неясно, насколько надолго пришла Смородская (после Филатова роль топ-менеджера «Локомотива» пока никому надолго не покорилась – что Липатову, что тому же Семину, что Наумову); еще не скажешь, действительно ли нереально возвращение Романцева из консультантов к тренерству.

    Тренер одного клуба. Подобное понятие встречается достаточно часто и никаких возражений не вызывает. А вот «клуб одного тренера» – насколько это верно? В наших новых-то условиях, когда сила общественного мнения продолжает возрастать с каждым годом. Это раньше можно было принимать конфликтные кадровые решения и не волноваться, какими кругами они разойдутся по воде.

    Я, кстати, не уверен, что «Динамо» серьезно выиграет от обратной замены Божовича на Кобелева. Но точно так же и не уверен, стоит ли отказываться от этого в принципе.

    Потому что все здесь как-то… эмоционально. Мученик Кобелев, мученик Семин. Пострадавшие Олег Иванович с Валерием Георгиевичем – старшим.

    Вот и мы тоже мучаемся, когда речь заходит о сомнениях.

    Кстати, не удивлюсь, если «Томь» когда-нибудь захочет вернуться к кандидатуре Петракова. Тоже ведь тренер-мученик. И ­Сергей Андреев давно живет в родном Ростове со схожим нимбом.

    Может быть, все это оттого, что успехов у нас все-таки маловато? И все они скорее не с клубами, а с конкретными тренерами в новейшей российской истории ассоциируются?

     


    Колонка Ильи Казакова из еженедельника «Спорт день за днем» №13 (13 – 19 апреля 2011 года).


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий