• Великий хоккеист Николай Дроздецкий не дожил до открытия «СКА Арены». Могла ли она изменить его судьбу?

    Печальная история лучшего ледового мастера Петербурга

    10.11.21 15:31

    Великий хоккеист Николай Дроздецкий не дожил до открытия «СКА Арены». Могла ли она изменить его судьбу? - фото

    Фото: ООО «СКА Арена»

    Читайте Спорт день за днём в

    Питерский хоккей подарил миру (не только нашей стране) ряд выдающихся звезд планетарного масштаба. Достаточно назвать имена Алексея Касатонова, Алексея Гусарова, Евгения Белошейкина, но все же самым ярким мастером в памяти остался форвард Николай Дроздецкий. 
    Уроженец Колпино, тогда – рабочего пригорода Ленинграда. При заводе-гиганте «Ижорец» были футбольная и хоккейная школы. Многие мальчишки играли зимой в хоккей, а летом в футбол. Этим путем шли два легендарный колпинца – Дроздецкий и Владимир Казаченок, еще один зенитовец Алексей Стрепетов и многие другие. Казаченок считал, что его выбор вообще случаен, мог и на льду оказаться. А Дроздецкий в футбол играл вместе с Юрием Герасимовым, будущим бомбардиром «Зенита», причем в воротах.

    Дрозд – любимец трибун

    В восемнадцать лет он уже был защитником сборной СССР на чемпионате мира 1975 года среди юниоров, в связке с Вячеславом Фетисовым (выиграли, естественно). И через пару месяцев заблистал на краю атаки СКА. 

    Николай Пучков иногда пенял юному Коле за увлечение индивидуальной игрой. Болельщики влюбились в него мгновенно и прозвали, естественно, на всю жизнь Дроздом. Не влюбиться в него было невозможно: техника, мощь, скорость, мог и по флангу прорваться в стиле Валерия Харламова, и на пятачке побороться, как Владимир Петров. Не без некоторой рисовки по молодости, это же естественно. Он сразу начал много забивать. Очень кстати, ведь у СКА, как обычно, сложный был период. 

    Drozd33.jpg

    К двадцати годам Дроздецкий стал признанным вожаком. И вскоре… расстался со СКА. Уходить не хотел, но времена не выбирают. 

    В ЦСКА его тащили, начиная с 1976 года, но с Константином Локтевым еще можно было спорить, не принимать приглашения. А потом пришел Виктор Тихонов, и разговор был уже коротким: или в ЦСКА (а значит, и в сборную) или в воинскую часть. Спорт в нашей стране был «любительским», стало быть, хоккеисты СКА проходили по военному ведомству. Какие могут быть с ними церемонии у полковника Тихонова?!

    Принес стране олимпийское золото

    Дроздецкий и в ЦСКА был одним из лидеров. Даже при том, что Тихонов никак не мог подобрать ему постоянных партнеров по тройке. Тут-то Дрозду и пригодилось выработанное в СКА умение решать судьбу матча за счет индивидуальных действий. На Олимпиаде-1984 года Николай сыграл в звене с Виктором Тюменевым и Александром Кожевниковым. Именно эта тройка стала сильнейшей, принеся нашей команде золотые медали после неудачи четырехлетней давности!

     

    Drozd22.jpg 

    Дроздецкий блистал и на Кубке Канады, и на мировых первенствах. Но как сам пошучивал, жил он в те годы в «Красной стреле» – поезде между Москвой и Ленинградом. При первой возможности – домой, в Питер. Вышло с ним, как в песне Александра Розенбаума: «коли выпало мне питерцем быть, никогда Москва не станет моей». Не стала. И парень он был дружелюбный, компанейский, со всеми партнерами по ЦСКА в прекрасных отношениях, но тянуло домой.

    Не всегда безоблачными были у Дрозда отношения с Тихоновым. Тренер иногда обвинял Николая в пренебрежении дисциплиной. Ему вообще не нравилось, что Дроздецкий при первой возможности срывался в Питер. А там, как пел Высоцкий, друзья… Со всеми вытекающими. 

    Впрочем, почти вся легендарная «Красная машина» умела пахать, умела и расслабиться. Виктор Жлуктов, игравший с Николаем некоторое время в одном звене, выразился предельно точно: «Да, Дрозд был в какой-то мере разгильдяем, как и многие из нас, любил на тренировках сачкануть». Как и многие, не больше.

    Дроздецкий был хорош и в меньшинстве, и при реализации большинства. Редкое это и потому особо ценное в хоккее качество, которое так пригодилось ему и в ЦСКА, и в СКА, и в сборной, еще сыграет в его судьбе зловещую роль. А в восьмидесятые все складывалось как нельзя лучше. Николай очень много забивал. В 503 матчах чемпионата СССР он забросил 252 шайбы – фантастический показатель. В 1984 году Николая Дроздецкого признали лучшим хоккеистом Советского Союза.

    Враг вне площадки

    При первой возможности он вернулся в СКА, хотя высокие чины министерства обороны и, разумеется, тренеры уговаривали его остаться в Москве.

    СКА получил лидера, вожака, о котором клуб и мечтать не смел, и в 1987 году завоевал бронзовые медали – гигантский успех, в достижении которого роль Дрозда неоценима. Перестройка в стране набирала ход, и Николай понял, что ему необходимо позаботиться о будущем. Своем и семьи. Ему уже было за тридцать, но главное, что у него выявили сахарный диабет. В подобной ситуации об НХЛ и думать не приходилось. Врачи советовали Дроздецкому оставить хоккей. Но тут вновь уместно вспомнить время.

    Старший друг и товарищ Владимир Казаченок уговаривал Дроздецкого завязать с хоккеем. Советовался с автором этих строк, Николая водили к ведущим эндокринологам Питера, они были едины в своем мнении: о профессиональном спорте и речи быть не может. Тут очень важно уточнить: у Николая был не просто диабет – инсулинозависимая форма, ежедневные инъекции. Инвалидность зачастую для офисного работника, какой уж хоккей?!

    Николай тогда никого не послушал. Слом эпох, заработанные им в ЦСКА деньги превратились в бумагу, а семью необходимо обеспечивать.

    Швеция не спасла

    Тут главное еще и то, что упадок царил во всем. Закрывались хоккейные школы и детские тренеры оказывались на улице. В «Юбилейном» шли рок-концерты, хоккея в городе практически не было. Надо было зарабатывать, и Дроздецкий уехал в шведский «Бурос» – полулюбительский клуб. Он тащил на себе команду. Вот где пригодилось его умение играть и в меньшинстве, и в большинстве! Дроздецкий практически не уходил со льда под разговоры шведских тренеров: «Для того тебе и деньги платим. Легионер, обязан дать результат!». 

    Drozd_Buros.png

    Дроздецкий прекрасно все понимал, режимил, как никогда. Отшучивался, обещал еще годик поиграть, еще чуток поднакопить и завязать. Чувствовал себя не лучшим образом, это было заметно. Играть в хоккей на инъекциях инсулина – преступление против себя же. Это врачи ему объяснили. Он надеялся, что шведские тренеры войдут в положение, чуть уменьшат ему игровое время. Зря надеялся, ничего личного, просто бизнес.

    Умер Дроздецкий в 38 лет от осложнений сахарного диабета. Времена не выбирают…

    Ведь будь тогда в Питере инфраструктура, частью которой совсем скоро станет «СКА Арена», с теми уникальными возможностями, которые она предоставит не только действующим мастерам, но и прославленным ветеранам, Дроздецкий мог бы тренировать детей, да просто работать менеджером родного клуба. Никакая Швеция не понадобилась бы. 

    Хорошо хоть, память об этом уникальном хоккеисте жива. В одном я уверен: в будущем году, болельщики торжественно отметят на «СКА Арене» 65-летие со дня рождения Мастера.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий