• Владимир Быстров: Я мог послать Спаллетти, но играл не за тренера, а за клуб

    Интервью экс-зенитовца об Аршавине, Глушакове, Кокорине, Мамаеве и Дзюбе

    24.12.18 10:38

    Владимир Быстров: Я мог послать Спаллетти, но играл не за тренера, а за клуб - фото

    Фото: EPA/Vostock-photo

    Читайте Спорт день за днём в

    На прошлых выходных Владимир Быстров в компании с Андреем Аршавиным, Вячеславом Малафеевым, Владиславом Радимовым и Далером Кузяевым посетил Газпром-Академию «Зенита». Выпускники «Смены» вспомнили былые времена, тепло пообщались со своими бывшими тренерами и юными зенитовцами. Именно поэтому беседу с Быстровым мы начали с обсуждения проблем воспитания молодежи и лишь затем перешли к разговору о «Зените», «Краснодаре», «Спартаке», Кокорине, Мамаеве, Дзюбе. Какие планы на будущее у чемпиона России, пятикратного серебряного призера премьер-лиги, обладателя Кубка и Суперкубка страны, бронзового призера Евро-2008, и у какой из его бывших команд предпочтительнее шансы выиграть золотые медали в этом сезоне? Ответы Владимира Быстрова на эти и другие вопросы в эксклюзиве «Спорту День за Днем».

    Когда появились деньги, на воспитанников перестали обращать внимание

    — Каково это — посещать родную школу?
    — Теплые воспоминания, ностальгия по детству, тем приятным мгновениям, которые, наверное, никогда в жизни больше не испытаешь. Наверное, почувствовать это можно только в школе.

    — Вечный закон — не забывайте своих учителей.
    — Верно, мы и не забываем. Приходим, общаемся, смотрим, что изменилось.

    — Поделитесь наблюдениями?
    — Какие-то перемены к лучшему, какие-то к худшему. Инфраструктура шикарная, для ребят созданы все условия. По большому счету еще нужны крытый манеж и собственная общеобразовательная школа, чтобы дети учились прямо здесь, в академии. Территория вроде позволяет, это было бы удобно. Словом, есть к чему стремиться.

    — Чем «Смена» выгодно отличалась от академии?
    — У нас был немного другой зал. Сейчас все заточено на безопасность: маты по периметру, разметка. У нас это было более диковато, что ли: доски, деревянный пол. Чтобы не попасться на этих досках под кувалду какого-нибудь жесткого защитника, надо было быстрее соображать — либо мяч откидывать, либо самому смываться в сторону! (Смеется.) А сейчас все мягче, что, на мой взгляд, немного подтормаживает игру. Если бы дети бились в таких же жестких условиях, как мы, они бы быстрее учились. Но это сугубо мое мнение.

    — Владислав Радимов рассказывал, что в зале «Смены» мяч из-за отскоков все время находился в игре, что заставляло постоянно сохранять концентрацию.
    — Да, динамика футбола была другая. Сейчас из-за того, что мяч часто выходит за линию поля, возникают большие паузы. Знаю, что некоторые тренеры запрещают подавать ауты и угловые, чтобы игра развивалась более динамично.

     

    — «Смена» всегда славилась своими воспитанниками. Когда мы увидим в «Зените» таких футболистов, как Быстров, Денисов, Радимов, Аршавин, Малафеев?
    — Школа как работала, так и работает. Проблема в том, что то голландская система обещает подготовить новых талантливых игроков, то испанская, то немецкая… На мой взгляд, надо взять за основу свою собственную идею и с ней двигаться вперед. Когда у «Зенита» стали появляться огромные деньги, на своих воспитанников перестали обращать внимание. Если раньше футболиста можно было не просто вырастить и заиграть в главной команде, но и с выгодой продать, как получилось со мной, то сейчас в этом необходимости нет. Поэтому своим воспитанникам и стало сложно пробиться в состав.

    — Плюс изменились задачи.
    — Естественно. Раньше было время на адаптацию в дубле, к «основе» нас подтягивали постепенно, поскольку перед «Зенитом» не было задачи непременно выиграть золотые медали, хотя мы всегда хотели это сделать. Теперь же никто не станет терпеть ошибки молодых. Дай им время — они, возможно, раскроются, но когда на всех углах говорят о победе в Лиге чемпионов с набранными под эту задачу бразильцами и аргентинцами, то о какой молодежи может идти речь?

    Как знакомиться с девчонкой

    — В мае 2002 года Юрий Морозов поставил вас, 18-летнего футболиста, в стартовый состав «Зенита» на финал Кубка России. Как считаете, найдется ли сейчас хоть один тренер, способный так же доверять молодому игроку?
    — Почему нет? Все зависит от конкретной ситуации. Правда, сейчас тренерские головы летят с плеч именно из-за отсутствия результата, вот и желающих рисковать репутацией мало. Легче всего в этом плане, на мой взгляд, тренеру «Краснодара», перед которым не стоит дилемма — вводить или не вводить в состав своих воспитанников. Когда президент поддерживает эту идеологию, неважно, когда придет результат. Конечно, у них будут и неудачные, и малосодержательные матчи, но «Краснодар» четко обозначил свою линию и неукоснительно ей следует.

    — То есть такие таланты, как Игнатьев, Сулейманов и Уткин растут в «Краснодаре» только потому, что есть поддержка сверху?
    — Безусловно. Представьте ситуацию: президент хочет выиграть, тренер выпускает молодого, и команда не дает результат. Как часто бывает в премьер-лиге, две, три такие игры — и тренеру говорят: «До свидания, ищите себе новый клуб». Поэтому никто не хочет рисковать.

    — Как считаете, детские тренеры сейчас более или менее терпимы к своим воспитанникам?
    — Мне сложно судить, поскольку не вращаюсь в этой среде. Ясно только одно: у нынешнего поколения другие приоритеты. Если раньше пацаны много времени проводили на улице, играя в дворовый футбол, то сейчас молодежь погружена в социальные сети и компьютерные игры. В мое время для того чтобы познакомиться с девчонкой, надо было час или два прошагать пешком от «Смены» до Гражданского проспекта, нынче же кликнул мышкой на сайте знакомств — и все готово: завтра свидание.

    — Есть и другой стереотип: все футболисты с ранних лет живут в зоне повышенной комфортности. Ваш пример доказывает обратное: вы приехали из Луги в незнакомый город, жили в скромнейшей однокомнатной квартире в хрущевке, ходили на тренировки и на занятия в школу пешком…
    — Да, уже во времена нашей юности футбол считался хорошей профессией, да, футболисты «Зенита» ездили на хороших машинах и жили в комфортабельных квартирах. Но поверьте, когда ребенок начинает играть в футбол, он не ставит перед собой меркантильных задач. Проблема пошла от родителей. В какой-то момент каждый взрослый почему-то посчитал, что его сын — новый Месси, Роналду или Мбаппе с Гризманном. Мол, его чадо должно получать миллионы евро!

    — На самом деле талантливых футболистов, зарабатывающих большие деньги, в нашей стране не так много.
    — Родителям надо отдавать себе отчет, что их собственное материальное благополучие ничем их детям не поможет. В основном молодые футболисты живут плюс-минус в одинаковых условиях, а для того, чтобы выбраться из общей массы, необходимо приложить колоссальные усилия. Но что-то я не вижу у молодежи особого рвения. Даже очень перспективные ребята, которые уже при мне приходили в «Зенит», останавливались в росте. Возможно, их устраивали зарплаты, машины, статус — пусть даже не такие, как у игроков основного состава. Однако они сами себе устанавливали потолок, жизнь затягивала, доказывать и выбираться наверх с каждым днем становилось все сложнее и сложнее. Повторюсь, я видел многих ребят, которые давали слабину. Футбол — очень суровый вид спорта, в котором с раннего детства и на протяжении всей карьеры надо во многом себя ограничивать. Не у всех это получается.

    — Что помогло пройти этот путь вам?
    — Я жил футболом, который мне бесконечно нравился. Днем и ночью, порой вместо школы, ходил в парк и возился с мячом. Если сейчас можно найти, где и с кем индивидуально тренироваться, то раньше такой возможности не было. Помещений для тренировок нам не давали, поэтому приходилось окольными путями, часов в десять вечера, когда сторож уже засыпал, пробираться в зал и тренироваться до двух часов ночи. Рано утром вставать и опять идти на тренировку. Но это удовольствие сейчас вспоминается больше всего (улыбается). Сейчас понимаю: если бы постоянно не ходил на такие тренировки, не играл во дворе, то, видимо, тоже осел бы в дубле, пару раз вышел на замену и услышал «до свидания».

    — Профессиональные контракты способствовали росту молодых игроков или тормозили его?
    — Конечно контракты помогали. До нас за молодых никто не хотел платить деньги, ребят подписывали за копейки. А наше поколение было… как бы сказать… более наглым, что ли. В «Зените» была сумасшедшая конкуренция: дубль, «Зенит»-2, плюс-минус равные пацаны. Мы же постоянно держались вместе, нам повезло, что тот же Андрей Сергеевич Аршавин взял нас под свое крыло. Только из-за этого мы подписали нормальные контракты, с которыми хочешь не хочешь нас приходилось ставить в состав или как минимум включать в заявку. А ведь к тому моменту в Санкт-Петербург уже привозили Мудринича, Шумуликоски, Гартига. Не хочу сказать, что они были плохими игроками, но если бы у них были большие контракты, а у нас детские, то играли бы они.

    — В 2003 году произошел прорыв — «Зенит» завоевал серебряные медали.
    — Да, но Петржела не доверил нам места в составе, пока рак на горе не свистнул.

    — Вы о матче во Владикавказе летом 2003 года, в котором на поле одновременно появились несколько молодых игроков?
    — Да. После победы над «Аланией» нас прорвало. Правда, немаловажную роль сыграла позиция Виталия Мутко, который всегда хотел видеть в «Зените» собственных воспитанников. Вот и получилось, что когда опытные футболисты перестали давать результат, на амбразуру бросили нас, молодых. Думаю, подвисший в тот момент Петржела рассуждал так: «Если будем дальше проигрывать, то спихнем на молодежь». Но опять же повезло, что нас было много. Мы собрались, стали побеждать.

    — Вы заговорили об Аршавине. Андрей Сергеевич на своем месте, как считаете?
    — То, что он хорошо разбирается в футболе, — факт. А дальше поживем — увидим.

    — О чем вы разговаривали с Аршавиным, Радимовым, Кузяевым, Малафеевым?
    — О школе.

    — А о делах?
    — И о делах.

    — То, о чем вы рассказываете, начинает порастать травой. Время неумолимо, в январе 2019 года вам исполнится тридцать пять. Чем вы живете в настоящий момент?
    — Воспитываю детей, ищу себя, как говорится. Чему-то надо будет учиться, куда-то пойду, но пока не решил.

    — В ваших нотках чувствуется, что футбол для вас становится неактуальным.
    — Он уже давно отошел для меня в прошлое.

    — То есть вы готовы признаться себе, что карьера завершена?
    — Я себе уже давно все сказал. Объявлять что-то публично не вижу смысла.

    — Почему?
    — На мой взгляд, это личное дело каждого.

    Кокорин и Мамаев опасны для общества? Бред!

    — Что, на ваш взгляд, произошло с «Зенитом» в декабре?
    — Ничего, элементарная усталость. Считаю, что при данных обстоятельствах «Зенит» хорошо провел этот период. Одинаково удачно играть невозможно, любой клуб рано или поздно переживает спад. Важно, что команда осталась на первом месте.

    — Лунев, Смольников, Кузяев, Жирков, Ерохин, Дзюба, Нету, Иванович выступали на чемпионате мира и практически не имели времени на восстановление. Не это ли ключевая проблема?
    — Вы сами ответили на свой вопрос.

    — Какой вам видится весенняя стадия чемпионата России?
    — Я думаю, она будет очень интересной. Многие команды на ходу, большинство подтянуло в состав голодную до побед молодежь. Видно, что у ребят горят глаза. Да, пока не все получается, но пример ЦСКА показателен. Победа в Мадриде о многом говорит. Второй, третий, десятый состав? Ерунда! «Реал» есть «Реал», тем более что у них тоже играли молодые одаренные воспитанники, которые в скором времени встанут вровень со звездами.

    — «Зенит», «Краснодар», ЦСКА, «Локомотив» — именно эти клубы разыграют между собой медали?
    — Любая команда из первой пятерки может рассчитывать на золото, если пройдет вторую часть дистанции без потерь.

    — Даже «Спартак»?
    — С одной стороны, почему нет? С другой — «Спартаку» придется тяжелее остальных, поскольку все эти скандалы, интриги, расследования не идут на пользу, мешают работе нового главного тренера. Видно, что он в этой сложной ситуации паникует, пытаясь быть и на стороне футболистов, и на стороне болельщиков. Считаю, ничего хорошего от этого «Спартаку» не светит, он отвалится от чемпионской гонки.

    — Вы были в роли Глушакова и на себе чувствовали, что такое давление болельщиков…
    — Все идет от СМИ: кто-то что-то написал, кто-то кому-то дал послушать. Такой бред! Болельщики «Спартака» говорят, что якобы Глушаков настраивал команду против Карреры, хотел, чтобы «Спартак» проигрывал. Полная ерунда!

    — Обоснуйте.
    — Давайте предположим, что кто-то услышал, что Глушаков послал Карреру. И пусть — это его право! Глушаков бился за «Спартак», доказывал своей игрой, какие к нему могут быть вопросы? Я тоже мог, условно говоря, послать Спаллетти, но отдавал на поле все, что у меня есть. Не за тренера, а за «Зенит», хотя с тем же Спаллетти в какой-то момент у меня были разногласия.

    — Кстати, вы не жалеете, что у вас не сложились отношения с итальянцем? Карьера в «Зените» могла продолжаться.
    — А мне «Зенит» предлагал новый контракт. Просто я хотел играть, думал, что для меня будет лучше, поэтому выбрал «Краснодар». И о чем мне жалеть? Я провел в «Краснодаре» прекрасное время.

    — Слышал такое мнение: для российского футбола будет хорошо, если чемпионом станет именно «Краснодар». Разделяете эту точку зрения?
    — А почему я ее должен разделять?

    — Частный клуб, собственный стадион, свои футболисты.
    — Все это хорошо, прекрасно, но надо подождать, пока в составе «Краснодара» заиграют по-настоящему свои воспитанники, прошедшие весь курс обучения в академии. Вот тогда действительно будет интересно посмотреть, как команда с одиннадцатью собственными игроками начнет загонять соперников с иностранцами в составе. Сейчас я бы не сказал, что «Краснодар» играет своими футболистами. Клуб очень осторожно и правильно, без всякой спешки вводит по одному, по два футболиста в состав, при этом борется за высокие места и не теряет болельщиков. По себе знаю: в городе с каждым годом все больше и больше людей болеют за «Краснодар».

    — Затрону сложную для вас тему. Не так давно ваш дом подвергся разбойному нападению, вы не понаслышке знаете, что такое настоящее преступление. Что в этой связи скажете о ситуации с Кокориным и Мамаевым?
    — Я знаю Пашку, знаю Кокору — это адекватные футболисты и хорошие люди. Да, выпили, да повели себя неправильно, но понесли наказание. Говорить, что они опасны для общества — полный бред! Подобных ситуаций миллион, но нам на их примере показывают, какие есть жесткие рамки. На мой взгляд, домашнего ареста до суда было бы достаточно, продлевать срок заключения не было никакой необходимости, люди должны были встретить Новый год с детьми, с семьями. Все, что происходит, просто посмешище, которое не красит ни органы, ни правосудие.

    — Знаете вы и другого фигуранта громких событий минувшей недели — Артема Дзюбу, резко высказавшегося в адрес Вячеслава Малафеева.
    — Интервью не читал, но скажу так: это его дело. Я тоже могу поведать, как уходил из «Зенита», назвать фамилии, сказать, кто что мне говорил, но делать этого не буду.

    — Почему?
    — Потому что это дела давно минувших дней. Не вижу смысла ворошить прошлое, надо жить настоящим и будущим. Дзюба? Если он посчитал нужным сделать именно так, значит, у него были основания. Мы же не знаем, как все было на самом деле, правда? Мне иногда тоже хочется высказаться. Возможно, когда-нибудь я это сделаю — народ может узнать много интересного.

    — В том числе о «Тосно»?
    — Не хочу говорить на эту тему. Идут какие-то уголовные дела, клуб признают банкротом, людям по-прежнему должны деньги за два года. Кому-то частично долги погасили, кому-то пришли три оклада, кому-то нет. Это смешно. Вдумайтесь: клуб находился у всех на виду, выиграл Кубок России и вдруг пропал! Как такое может быть?

    — Что пожелаете болельщикам в канун Нового года?
    — Чтобы их любимые команды их чаще радовали, все были здоровы, был мир на земле. В нынешних реалиях это главное. Остальное переживем. С наступающим!

    Фото: EPA/Vostock-photo; «Спорт День за Днем» (Илья Смирнов)


    Комментариев: 1
    , чтобы оставить комментарий
    • U

      User_2303

      24.12.2018 13:21

      Отставка Карреры Глушакова ПОДРЫВНАЯ работа.
      А если будет отрицать, то все его будут считать за ЛЖЕЦА и ОБМАНЩИКА!
      Вот до чего его РАЗГУЛЬНАЯ жизнь довела.
      Добегался по бабам и баням и допился в кабаках и ресторанах.
      Глушаков очень подвёл Карреру, команду и руководство клуба.
      Этот ГРАНДИОЗНЫЙ скандал в Спартаке на совести Глушакова.
      Во всём футбольном мире уже знают, кто такой Глушаков и недобрая слава о нём пошла гулять по миру.
      Все показывают на него пальцем и в спину кричат ему всякие МАТЮКИ!
      Это и есть ему "награда" за заслуги сплавления Карреры!
      Отгрузил Глушаков Каррере своего "ДОБРА" вагон и целую тележку.
      Вся Италия в шоке.
      И после этого Глушаков, и глазом не моргнув, ещё верит в светлое будущее Карреры!
      ***
      Болельщиков не ОБМАНЕШЬ!
      Они РАСКУСИЛИ Глушакова и наградили его МАТЮКАМИ, которые он по праву ЗАСЛУЖИЛ!
      Глушакова надо ГНАТЬ из Спартака и как можно скорее.
      Он разлагает команду, сам не играет и другим не даёт.
      По игре было видно, что игроки Спартака СПЛАВИЛИ Карреру и это сказалось на игре!
      Негативный фон пока не рассосался и даёт о себе знать в каждом матче.

      , чтобы оставить комментарий