• Вратарь «Спартака» Дмитрий Хомич: С ЦСКА в одной лодке

    15.02.07

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Предыдущие два сезона 23-летний Дмитрий Хомич, что называется, сидел под Войцехом Ковалевски, но спад в игре польского голкипера и безуспешная попытка «Спартака» приобрести итальянца Марко Амелию дали молодому вратарю шанс.

    Зла Ковалевски не желаю

    – «Спартак» начинает сезон матчами с испанской «Сельтой». У вас есть ощущение, что 2007-й станет годом Дмитрия Хомича?
    – Я стараюсь закрепиться в «Спартаке» на долгие годы. С первого дня, как я пришел в этот клуб, у меня была цель стать основным вратарем, на ней я был постоянно сконцентрирован. Кстати, уходить я никуда не собираюсь.

    – Как восприняли резкий спад в игре Ковалевски?
    – Не прыгал от радости, конечно. Если он играет хорошо – это на пользу команде.

    – Ошибки конкурента – единственный шанс стать вратарем номер один. Не так ли? Никто не будет менять вратаря, если он хорошо играет...
    – Но это не повод желать человеку неудачи. Конкуренция везде существует, не только среди вратарей. Если бы каждый в душе ждал ошибок своего партнера, чтобы играть вместо него, разве могла бы получиться из таких людей команда?

    – «Спартак» планировал приобрести итальянского вратаря Амелию. Вас не посещала мысль, что если клуб покупает хорошего вратаря за большие деньги, то, конечно же, основным будет именно он?
    – Не факт, что он обязательно будет первым. В «Алании» в 2004-м­ Халид Фухами был чуть ли не самым высокооплачиваемым игроком, а ворота защищал я. Тут нет никаких закономерностей.

    Почему бы не выиграть Кубок УЕФА?

    – «Сельта» для «Спартака» – соперник проходимый?
    – Мы можем преодолеть этот барьер, никаких пораженческих настроений перед играми с «Сельтой» нет. Готовимся, рассчитываем на успех.

    – У спартаковцев существует ревность к армейской победе в Кубке УЕФА?
    – Я, по крайней мере, никогда ее не ощущал. Внутри российского чемпионата мы конкуренты, а когда речь идет о международных матчах, «Спартак» и ЦСКА плывут в одной лодке. Поэтому я рад, что у них это получилось.

    – Но повторить это достижение, конечно, хотелось бы…
    – Мне кажется, «Спартак» может это сделать. А почему нет? Не вижу в Кубке УЕФА непобедимых соперников.

    – Говорят, плох тот вратарь, который не умеет кричать на защитников. У вас с этим все в порядке?
    – А как же, это часть нашей работы. Зачастую исход матча можно решить за счет правильных подсказок обороне. Просто не будет моментов у твоих ворот!

     

    – А защитники всегда понимают?
    – Я раньше много кричал на защитников. А потом как-то задумался: вот сейчас накричу на него – один может это нормально воспринять, а другого, наоборот, надломит. И сейчас я стараюсь поддерживать партнера, даже если он ошибку допустил. Так лучше. Потом он тебя сам выручит, когда ты ошибешься.

    – Кто в «Спартаке», кроме Владимира Федотова, имеет право делать после матча какие-то замечания футболистам?
    – Егор Титов. Не помню, чтобы ему кто-то возразил или что-то пробурчал недовольно.

    – Вот команда, допустим, потеряла в прошлом году очки в игре с «Шинником». Или с «Торпедо». Заходите в раздевалку. Что там происходит?
    – Не хотелось бы выносить это. Пускай останется внутри команды. Нормальный мужской разговор, без которого никуда не денешься. Но разговор цивилизованный. Стульями друг в друга никто не бросался.

    – А можно в «Спартаке» представить себе ситуацию, которая возникла между Радимовым и Риксеном в «Зените»?
    – Я этот эпизод не видел, только в газетах прочитал. Но не думаю, что у нас два игрока могли бы по­драться, тем более прямо на поле.

    Знаю все московские дороги

    – Домой во Владикавказ часто летаете?
    – В последнее время очень редко. Не успеваю – тренировки. К тому же жена и ребенок со мной в Москве. Я здесь освоился и чувствую себя как дома.

    – Сразу освоились?
    – Нет, первые два месяца очень тяжело было. У меня здесь уже семь лет живет родной брат. В милиции работает. Я, помню, ему жаловался: как ты выдерживаешь все эти машины, пробки, шумиху, беготню?! Не мог привыкнуть. А потом освоился, вошел в ритм, понравилось...

    – За руль сразу сели?
    – Сразу, но дорог не знал. Я только мог доехать от дома до базы и обратно. Ну, вечером выезжал потихоньку, катался, пытался понять, как город устроен. Сейчас уже практически все дороги знаю. Насколько это вообще в Москве возможно.

    – Никогда не казалось, что во Владикавказе водить машину сложнее, чем в Москве?
    – Да, есть такое. В столице все-таки соблюдают правила, и ты примерно можешь спрогнозировать, куда сейчас двинется машина, которая перед тобой. А во Владикавказе… Я сам очень не люблю быстро ездить, если только на тренировку тороплюсь.

    К Титову в гости не напрашивался

    – В «Спартаке» есть люди, которых можете назвать своими друзьями?
    – У меня там все – друзья. Близко общаемся с Ромой Павлюченко, Сашей Павленко, Максом Калиниченко. В гости друг к другу ходим.

    – У Титова гостили? Или это особая привилегия, которую надо еще заслужить?
    – Пока не доводилось, хотя он меня как-то приглашал.

    – А с Ковалевски насколько тесно общаетесь?
    – После игр мы с ним часто отмечаем победы в ресторанах. Не вдвоем, другие ребята тоже бывают. С женами, с семьями собираемся.

    – Сыну вашему уже сколько?
    – Год и восемь месяцев.

    – Когда женились?
    – Во Владикавказе в последний сезон женился, в Москву уже вместе переезжали.

    – Если бы супруга сказала: хочу остаться здесь, не хочу в Москву – как бы себя повели?
    – Она бы так не сказала. Мы вообще очень похожи характерами, так что редко спорим друг с другом.

    – Я понимаю, что рано еще об этом задумываться, но пожелали бы своему сыну стать футболистом?
    – Мне хотелось бы, да. Только в роли форварда, я и сам раньше мечтал играть нападающего. Просто тренер как-то спросил мою фамилию и, естественно, сразу поставил в ворота. А потом решил, что мне это не только из-за фамилии подходит.

    – А ты сам этого не чувствовал?
    – Нет, я вообще не хотел стоять в воротах. Я даже перешел в другую спортшколу, чтобы там в нападении бегать. А потом теренер предложил «сделку»: давай за «основу» ты будешь на воротах стоять, а за второй состав в нападении. И я согласился. Так что я всегда по две игры проводил подряд. Потом уже вошел в азарт, почувствовал, что не люблю, когда в мои ворота мячи залетают.

    Москва

    Кстати

    Чешское имя для сына

    Сыну Дмитрия Хомича дали не совсем обычное имя – Мартин.

    – Это я придумал! – гордится Хомич-старший. – Очень мне понравилось это имя, ну и жена тоже была не против. Вообще, я просто часто слышал на тренировках, как Йиранека называют: «Мартин, Мартин...» И показалось, что красивое имя. Когда об этом рассказал чеху, он был очень доволен, даже загордился.