• Вратарь «Финикса» Илья Брызгалов: Счастлив с Гретцки

    30.01.08

    Читайте Спорт день за днём в

    В этом сезоне Илья Брызгалов наконец-то перешел из «Анахайма», где был сменщиком Жана-Себастьяна Жигера, в «Финикс». Позвонив Брызгалову, я застала его в прекрасном настроении. Он ехал с командой на игру. «О, привет! Давай поговорим! — услышала я радостный голос на том конце провода. Слушай, если вдруг связь прервется, — продолжил Илья, — ты тогда обязательно перезвони»…

    — Вы ждали перехода давно. Почему?
    — В «Анахайме» все понимали, и я понимал, что мне нужно больше играть и что мне нужно найти другую команду. Но по определенным причинам это не получалось сразу.

    — Как вам в «Финиксе»?
    — Нравится абсолютно все. И игроки, и тренерский состав. Нет причин быть недовольным. Чувствую себя отлично. Я просто счастлив. Мне дают играть, доверяют. В общем, все, что нужно. Команда приняла очень хорошо. Кажется, я нахожусь здесь уже давно. С «Финиксом» у меня контракт до конца этого сезона, и я бы с удовольствием продолжил свою карьеру в этом клубе. Я первый вратарь в команде. На данный момент сыграл все матчи.

    — Своей игрой довольны?
    — Да. Пока все идет неплохо. Полевые игроки мне сильно помогают.

    — Как можете оценить выступление команды в целом?
    — На мой взгляд, играем хорошо. Ребята очень стараются. Выполняют тренерскую установку. Если будем продолжать в том же духе, думаю, все будет в порядке. Сможем попасть в плей-офф. Мы сейчас все ближе и ближе к нему подбираемся.

    — С Уэйном Гретцки общаетесь?
    — Да. Прекрасный человек. Уэйн был великим игроком. Кроме того, он великий человек. Во всем. В поведении, в отношении к игрокам.

    — Кто в лиге производит наиболее солидное впечатление?
    — Я очень люблю встречаться с «Детройтом», потому что это очень сильная, великолепная команда. Там много отличных игроков, против которых играть всегда интересно. Таких, например, как Пашка Дацюк. Великолепный хоккеист, я им просто восхищаюсь. Мы всегда с ним с удовольствием после матчей встречаемся, разговариваем.

    — А с кем еще из российских хоккеистов поддерживаете отношения?
    — С командами Восточной конференции мы играем мало, поэтому мало с кем вижусь. А вообще, игроков из России в НХЛ остается все меньше и меньше.

    — Да уж. В основном это касается вратарей…
    — А откуда они появятся, если с ними не работают? С вратарями у нас практически не занимаются. Их же тоже надо учить — как правильно кататься, выбирать позицию, где и когда надо садиться, где и когда надо стоять, где и как надо упасть. Конечно, появляются самородки, талантливые ребята. Но, чтобы таких вратарей было много, нужно с ними систематически работать. А запреты и лимиты не помогут. У нас на каждом заседании говорят о том, что нет вратарей, что мы должны что-то делать. Посидели поговорили, и все. Даже в сказках писали «Иван на печи сидит и ждет чуда». Вот так у нас все изначально и построено.

    — В прошлом году вы проводили с детишками мастер-классы. Почему не повторили этим летом?
    — Я пытался, но ничего не получилось. Решил завязать, потому что не нашел помощи и откликов от людей. Допустим, если бы Федерация хоккея предоставляла такой шанс, если бы мне позвонили и сказали: «Илья, когда у тебя будет время позаниматься, мы предоставим лед, соберем лучших детей», — тогда я бы с удовольствием согласился. А организовывать сам я больше не хочу и не буду. Просто нет времени этим заниматься. Я окончательно понял, что в России никому ничего не нужно. Только одни разговоры о поднятии российского хоккея.