• Вратарь «Сан-Хосе» Евгений Набоков: Меня тоже в свое время выкинули из сборной

    11.01.08

    Читайте Спорт день за днём в

    Наби, как называют Евгения Набокова болельщики за океаном, защищает цвета «Акул» вот уже десять лет. В этом сезоне он не пропустил ни одной игры. Дозвониться до Жени, скажу вам, дело не из простых. Изо дня в день приходилось слушать автоответчик. Но когда все же Наби вышел на связь, отказать в интервью не смог.

    — Как складывается сезон?
    — Пока тяжело. То выигрываем, то проигрываем. Надеемся, что рождественский брейк даст больше сил настроиться на победы.

    — В чем причина перепадов в игре?
    — Сложно объяснить. Наверное, в составе слишком много молодых ребят.

    — Своей-то игрой довольны?
    — Когда команда выступает неровно, естественно, и ты не очень доволен своей игрой. Но у вратаря позиция специфическая — в моей власти только отражать броски. Поэтому я стараюсь делать свою работу на все сто. И не мне решать, хорошо у меня получается или плохо. По сравнению с прошлым сезоном большой плюс в том, что обхожусь без травм. Сейчас чувствую себя отлично.

    — Вы уже столько лет играете в НХЛ, тяжело удержаться на плаву?
    — Нелегко. В профессиональном спорте ты должен проявлять себя каждую игру. Не бывает такого, что ты удачно сыграл, а потом долго будешь жить прошлым. Тебе дадут возможность проявить себя, но как только поймут, что ты больше не способен делать свою работу, обязательно найдут кого-то, кто будет делать эту работу лучше. Никогда нельзя останавливаться на достигнутом. Постоянно приходится над чем-то работать. Сезон длинный, случаются какие-то ошибки, какие-то просчеты. Они есть всегда. Работаешь над этим на тренировках. Для этого и существует тренер вратарей, который тебе помогает в чем-то совершенствоваться.

    — Как вам роль старожила клуба?
    — Не знаю, старожил я или нет. Но по крайней мере, когда находишься в одном клубе в течение десяти лет, это приятно.

    — Не возникает желания попробовать себя где-то еще?
    — Тяжело сказать. Я не знаю, к сожалению или к счастью, как и что в других командах происходит. По крайней мере в «Сан-Хосе» мне все нравится, организация очень солидная. Все относятся к игрокам и к их семьям доброжелательно.

    — Почему в НХЛ не появилось новых вратарей из России?
    — Но сейчас и чехов тоже немного, и шведов. В большом количестве только финны. На сегодняшний день канадские и финские вратари считаются самыми сильными в мире. Что касается наших ребят, в принципе, сей факт особенно не удивляет. К сожалению, сейчас вратарская школа у нас не на должном уровне. Ведь голкиперам необходимо уделять внимание так же, как и полевым игрокам. Просто нужны люди, которые бы хотели тренировать вратарей.

     

    — У вас хватает времени следить за тем, что в российской лиге происходит?
    — Обязательно интересуюсь. И по Интернету смотрю, и с ребятами общаюсь. У меня же друзья в суперлиге играют.

    — Как вы относитесь к ситуации, связанной с вратарями-легионерами в российской лиге?
    — Мой хороший друг Виталик Еремеев в этой ситуации оказался. Так что я в курсе. В принципе, я не люблю совать нос в чужие дела, но... Просто я вырос не в России, а в СССР. Тогда все республики были вместе. И я тоже через это прошел, когда в 1992 году играл за юниорскую сборную России, а потом меня оттуда выкинули. Сказали, что больше не имею права. Потом я выступал за Казахстан. Вы же знаете, сколько я пытался попасть в сборную России и сколько лет на это ушло. Я считаю, что и Мезин, и Еремеев, и Симчук, и Колесник не такие уж большие легионеры. Таковыми можно назвать, например, канадцев. А это наши ребята. Им всем уже за тридцать. Всю жизнь играли в суперлиге, потом раз — и все… Представляете, насколько тяжело найти работу. Это неправильно.

    — Как поживает ваша семья?
    — Хорошо поживает. Жена Табота, дочка Эмма и сын Андрей, которому всего лишь десять месяцев… Когда возникает окно, все вместе ходим в парк погулять или дома с детьми играю. Они скучать не дают.

    — 2008 год вместе встречали?
    — Нет. Не получилось. 31 декабря мы играли с «Миннесотой», потом полетели домой. Так что Новый год пришлось встречать в самолете, а потом уже с семьей.