• «Я пришел кататься с Плющенко». Как 19-летний фигурист переехал из Петербурга в Москву

    Первая цель – попадание в сборную России
    «Я пришел кататься с Плющенко». Как 19-летний фигурист переехал из Петербурга в Москву - фото

    Фото: ВКонтакте Леонид Свириденко

    Читайте Спорт день за днём в

    Каждый переход в Академию Евгения Плющенко сопровождается едкими замечаниями: «Вот, еще одного увели». Мы нашли фигуриста, который сам уехал в Москву. Леонид Свириденко. 19 лет. Занимался в питерской СШОР «Звездный лед» у Олега Татаурова. На последнем чемпионате России занял 13-е место. 

    Сам переход произошел полторы недели назад. И получился очень быстрым: в субботу Леонид сказал, что поедет на просмотр, а в понедельник сообщил, что не вернется. Главный вопрос совсем не удивил нашего героя. Такое ощущение, что он его ждал.

     

    – Почему вы решили перейти в Академию Плющенко?

    – Честно говоря, какой-то определенной причины не было. Такое решение не приходит в голову в один момент. Грубо говоря, ты в какой-то момент сидишь и думаешь: «А что если бы я катался не здесь?».  Анализируешь это, ищешь аргументы «за» и «против». Никаких претензий к предыдущему тренеру у меня не было. Наоборот, я благодарен ему за проделанную работу. 

    – Что тогда?

    – Просто, наверное, возросли мои запросы и к себе, и к тренировочному процессу. Мне стало казаться, что я перестал выходить из зоны комфорта, что мне не хватает нагрузки, что я могу делать больше и лучше, быть в лучшей форме. Это, собственно, меня и подтолкнуло. Надо идти дальше, развиваться, а мне показалось, что я остановился. Нужно было немножко дать себе пинок под зад. Так что я перешел из-за перспектив и условий.

    – Как Олег Татауров отреагировал на ваш переход?

    – Думаю, что для него это было, безусловно, тяжело. Это и мне было не очень приятно. Надеюсь, что ко мне все-таки отнеслись с пониманием. Конечно, расставаться всегда непросто... У меня даже не было возможности нормально поговорить. Все произошло полторы недели назад. В субботу я сказал, что поеду на просмотр, у меня появился многообещающий и перспективный вариант. А в понедельник позвонил и сказал, что все.

    – Сколько лет вы занимались у Олега Татаурова?

    – Около пяти.

    – Планируете поговорить с ним, когда приедете в Петербург?

    – Конечно, я планировал, но сейчас с поездкой в Питер у меня вышли накладки и теперь не знаю, когда поеду и сколько у меня будет времени. Надеюсь, что в глубине души он меня понимает. Все это получилось очень быстро. Для меня тоже это было тяжело. Но если бы я не попробовал,  жалел бы. Хореограф Наталья Викторовна (Тушинская – «Спорт День за Днем») в этой ситуации отнеслась очень хорошо, помогла мне. Тренер по ОФП тоже. Думаю, Олег Станиславович тоже примет мое решение.

    – Ваш переход состоялся вне трансферного окна, как и у Алены Косторной. Вы уже отправили в Федерацию документы? От чемпионки Европы их пока не дождались.

    – В ее случае все немного по-другому. Она спортсменка сборной России. Меня, конечно, нужно оформлять, но так как я совершил переход вне трансферного окна, то до конца года буду представлять старого тренера и старую школу из Санкт-Петербурга. А в мае уже будет что-то решаться.

    – Было много разговоров, чтобы ввести контракты между фигуристами и тренерами, а также запретить переходы вне трансферного окна. Хотелось узнать ваше мнение.

    – Честно говоря, об это я не думал, но в контрактной системе есть свои плюсы и минусы. С точки зрения тренера, это, конечно, выгодно. Знаешь, что фигурист будет работать с тобой определенное время, и можно строить планы. 

    – А с точки зрения спортсмена?

    – Если тебе что-то не нравится: есть какие-то разногласия, кажется, что с тобой мало работают, то конечно, нужно что-то менять. Тогда контракт будет минусом для спортсмена. 

    – Вы уже разговаривали с Евгением Плющенко? Он давал вам какие-то советы по тренировкам, по поводу четверных? 

    – Конечно-конечно! Я же пришел кататься с ним. Евгений Викторович присутствует на всех тренировках. В основном он выстраивает работу со мной, уже показал много интересного. Еще работаю с Сергеем Александровичем Розановым. 

    – У вас сейчас испытательный срок в Академии Плющенко?

    – Все, мы уже точно работаем. 

    – Алена Косторная рассказала, что когда тренировалась у Этери Тутберидзе, на катке было очень много детей, которые мешали. В Академии Плющенко нет проблем с нехваткой льда?

    – Такой проблемы здесь нет. Льда хватает всем. Не знаю, как в других группах, но когда я катаюсь, то совершенно свободно. Никто никому не мешает. Совсем маленьких детей, конечно, тут нет.

    – Сколько у вас тренировок в неделю?

    – Шесть дней в неделю. Здесь у меня есть два полувыходных, я заканчиваю пораньше, тренировки в районе трех часов, иногда чуть меньше, иногда больше. И четыре раза в неделю полные дни: где-то пять часов с перерывами.

    – Вы один приехали в Москву. Академия Плющенко помогает с жильем, питанием?

    – Со всем этим мне помогли. Переезд прошел относительно безболезненно, а вот само решение далось тяжело. Мне было реально стремно. Ты сомневаешься, принимаешь решение, объявляешь о нем, собираешь вещи и попадаешь в совершенно новую обстановку, и все это время сомневаешься – это, конечно, стресс. Ты отказываешься от всего, уезжаешь от семьи, друзей, учебы, родного катка и тренеров. Это интересный процесс, вдохновляющий, но конечно, не приятный. Окончательное решение я сам принимал, но перед этим советовался с родителями и близкими друзьями.

    – У вас будут новые программы или остались старые?

    – На этот сезон я уже ставил у Бенуа Ришо. Пока работаем с этими программами: усложняем, накатываем.

    – Во время карантина вы выкладывали в инстаграм танец под песню «Dusk still dawn». Видео собрало большое количество просмотров и лайков. В комментариях люди восхищались вашей хореографией. Не хотелось поставить программу самому себе? 

    – Ставить программы себе самому, конечно, можно, но нежелательно, тем более, когда есть возможность работать с хорошими специалистами, которые это точно сделают лучше. У меня все-таки еще не хватает опыта. 

    – Если вы захотите внести правки, к вам прислушаются?

    – Думаю, каждый хороший хореограф должен прислушиваться к спортсмену в любой ситуации. Понятно, что есть какие-то рамки, но когда речь идет о программах, безусловно, спортсмен должен участвовать. Нельзя, чтобы тебе сказали катать, и ты катал. Программу все-таки исполняет спортсмен, а не тренер. 

    – Вы еще студент одного из питерских вузов на факультете «журналистика».Насколько тяжело совмещать учебу и фигурное катание? 

    – Как показывает практика, это реально. Когда я был в Питере, специально пошел учиться на вечернее отделение, чтобы у меня была возможность посещать занятия.

    – Почему вечернее? С дневным не реально совмещать?

    – Не реально. У меня все тренировки начинаются утром. Тогда бы пришлось числиться в универе и не ходить туда (смеется). Поэтому и пошел на вечернее. Конечно, все равно есть проблемы со временем: где-то можно домашку не сделать, где-то можно на пары с трудом успеть. Но пока как-то все получалось. 

    – В этом плане помогло введение дистанционного обучения?

    – Да. Я сейчас переехал в Москву. Пока есть дистанционка, еще можно справиться. Поэтому переехать было значительно легче, чем если бы мы ходили в университет. Конечно, сейчас тоже тяжело, потому что расписание другое, где-то немножко не успеваю. На прошлой неделе вообще очень тяжело давалось посещение лекций. Тут нагрузка больше, я очень сильно уставал и прям во время лекций отключался. Думаю, что этот семестр протяну, а дальше надо смотреть, какие будут варианты. Если совсем тяжело, надо брать академотпуск, переводиться на заочное или в Москву.

    – Почему вы выбрали журналистику? Не видите себя тренером?

    – Когда я шел на журналистику, то не знал, кем точно хочу быть. Я всегда смогу получить тренерское образование и стать тренером. А неплохое гуманитарное образование позже будет получить сложнее. Поэтому тут все сложилось: я хотел получить хорошее гуманитарное образование, и мне нравилась профессия журналиста. Я понимал, что в дальнейшем смогу стать, например, комментатором и, по сути, остаться в фигурном катании. 

    – Можно и на шоу пойти, как Алина Загитова.

    – Да, но только у меня уже будет «корочка» (смеется). 

    – Вы сейчас живете на два города или все время обитаете в Москве?

    – Пока у меня нет необходимости ездить в Питер. Я вообще думал, что приеду сюда на два дня, пройду просмотр и уеду. Но мне сказали: «Ну все, мальчик, ты остаешься!». Я даже с собой никаких теплых вещей не взял. На выходных, может, поеду в Питер и заберу какие-то вещи.

    – На прошлом чемпионате России вы заняли 13-е место. Какой результат вы посчитаете успешным в конце этого олимпийского цикла, чтобы ваш переход был оправданным?

    – До конца олимпийского цикла ещё есть время, так что логичнее говорить о краткосрочных планах – это, конечно, попадание в сборную России. И желательно, через первую тройку на чемпионате России. Пока так. Нужно привыкнуть к новым тренировкам и новому коллективу. Может, к чемпионату России из меня получится склеить что-то приличное (улыбается). 

    – Уже известно, на каких этапах Кубка России вы будете выступать?

    – На четвертом и пятом (8-12 ноября, Казань; 5-8 декабря, Москва – «Спорт День за Днем»). Выступать на первых этапах я и не планировал, потому что из-за карантина мы не катались три месяца. Я поздно начал постановку программ. До этого не было возможности. Потом случился переход. В такой ситуации заявка на последние этапы Кубка России – самый оптимальный вариант.

    – Пандемия как-то сказалась на вашей форме? Наверняка, были проблемы с тренировками. 

    – Думаю, что она скорее повлияла на процесс входа в сезон. На карантине все равно было полно дел: занимался сам, тренировал детей, учился. Времяпрепровождение было такое же, только из дома. В остальном ничего не поменялось. 

    – Вы рассказывали о каких-то тренировках с детьми в своем Инстаграме. Что это был за проект?

    – Знакомые тренеры предложили мне поработать с ребятами. Больше особо нечего рассказывать. Безусловно, это интересно, но мне кажется работа тренера рутиной. Я бы, наверное, не смог посвятить этому всю жизнь. Как, например, Алексей Николаевич Мишин. Боюсь, что в какой-то момент мне это может надоесть. Постановка программ меня гораздо больше привлекает. Это все-таки творчество. Если связывать всю жизнь с фигурным катанием, то я бы стал постановщиком.

    – Какая у вас мечта? К чему вы идете?

    – Мечта любого фигуриста – это Олимпиада. 

    – Согласны.

    – Еще я мечтаю собрать каскад с четверным тулупом. Уже пробовал это, когда был в хорошей форме. Олимпиада – это мечта. А на пути к ней есть маленькие цели.

    Читайте также

    Источник:Спорт день за днём


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий