• Защитник «Авангарда» Дмитрий Рябыкин: «Жаль, что до сказки не дотянули»

    21.03.09

    Читайте Спорт день за днём в

    В конце прошлого сезона защитник Дмитрий Рябыкин покинул СКА и вернулся в ставший ему родным «Авангард». Когда на его команду обрушилось страшное горе — смерть Черепанова — подумалось: останься он и врач омичей Сергей Белкин, который в том же сезоне работал в питерской команде, на прежнем месте, все было бы по-другому. Казалось, Дмитрий должен был тоже так думать, но, как выяснилось, его голову даже на миг не посещала подобная мысль. Впрочем, разговор с одним из самых опытных защитников лиги мы начали с хоккея.

    В нас верили только болельщики

    — Удивительно, но в плей-офф «Авангард», можно сказать, стал народной командой. За него болело полстраны…
    — Видимо, нравится людям наша команда своим непостоянством (улыбается).

    — То есть любят у нас в стране сказку про Золушку?
    — Думаю, да. Хотя, сказкой назвать нашу историю стоило, если бы Казань прошли.

    — Но победа над «Салаватом» — тоже маленькое чудо…
    — Согласен, никто не ожидал от нас такой прыти. На самом деле многие забыли, что плей-офф и регулярный чемпионат — разные вещи. Нам хватило духа и сил поставить все на свои места: голову, эмоции… Хотелось самим себе доказать, что мы хорошие хоккеисты, а не так, «погулять вышли».

    — Когда вы поняли, что «Салават» вам по зубам?
    — Изначально разговаривали с ребятами, уяснили, что в «Салавате» играют такие же игроки, как и мы. Да, это хорошая команда, но нельзя сдаваться еще до матча.

    — В чем «Салават» ошибся в играх с «Авангардом»?
    — У них просто не хватило сил. Тяжело выступать на два фронта: и в Лиге чемпионов, и в чемпионате КХЛ.

    — В этом плане Омску пришлось ­проще?
    — Нет, просто в нас никто не верил, кроме собственных болельщиков. Почти все специалисты говорили, что мы проиграем эту серию в трех матчах.

    — То есть вы, можно сказать, выпрыгнули из-за угла, как бандит с кинжалом?
    — Согласитесь, когда над тобой не довлеет результат, играть легче: нечего терять.

    — Говорят, Никитин просто отдал хоккеистам все бразды правления, дескать, играйте как умеете…
    — Почему? Наш наставник требовал, чтобы мы играли в организованный, умный и оборонительный хоккей. Разумеется, он советовался с ребятами. У него ведь не очень большой тренерский опыт. Еще в прошлом году Игорь сам играл в хоккей.

     

    — Серия с «Ак Барсом» получилась драматичной…
    — Мы здорово действовали в обороне. А после разгрома 1:11 казанцы, видимо, решили, что легко нас возьмут. Но не тут-то было. Хотя, спорить не буду, победы они были достойны больше. И все же мы могли выйти в следующий раунд.

    Ягр вел вперед своим примером

    — Вы стали настоящим героем заключительного матча. Именно благодаря вашей шайбе «ястребы» повели в счете…
    — Бросьте, какой там герой! Грех промахнуться в пустые ворота после такой великолепной передачи.

    — За те роковые пятнадцать секунд до финальной сирены игроки вашего клуба обнялись на скамейке, видно, уже почти поверили в свою победу?
    — Если честно, даже не видел, кто обнимался, кто целовался. В голове крутилось одно: надо выстоять. Было ужасно обидно, когда шайба залетела в ворота.

    — Что было в раздевалке после поражения?
    — Сами подумайте, что может быть в раздевалке, когда проигрываешь серию за пятнадцать секунд. Разумеется, все расстроенные сидели. Никитин зашел, сказал, мол, молодцы, боролись. Попросил поспокойнее воспринимать происходящее и не устраивать никаких инцидентов.

    — В смысле?
    — Просто после таких матчей болельщики могут вести себя неадекватно. Но нас никто не провоцировал.

    — Ягр что-нибудь сказал, чтобы поддержать ребят морально?
    — Обычно в таких ситуациях он ничего не говорит, уходит в себя.

    — Стало быть, он не из краснобаев?
    — Именно.

    — Мне доводилось слышать, что он чуть ли не играющий тренер в ­команде...
    — Он отличный хоккеист с огромным опытом. Поэтому многие прислушиваются к его советам. К тому же Яромир никогда не «звездит», может со всеми пообщаться. Все видели, как он играл в плей-офф, отдаваясь на сто процентов и возвращаясь в оборону одним из первых.

    — Ваши болельщики встретили вас в аэропорту...
    — Да, и мы были очень благодарны им за поддержку. Сезон был непростой: столько бед свалилось на «Авангард». И самая большая из них — смерть Леши Черепанова. Разумеется, время лечит, но такие вещи очень тяжело забываются.

    — Честно говоря, было больно видеть игроков во время похорон. Наверное, это самое страшное, что произошло за вашу многолетнюю карьеру?
    — Конечно. Никогда не было, чтобы молодой талантливый парень уходил из жизни на пике карьеры. Надеюсь, больше никогда не придется пережить такой кошмар.

    Показалось, что дело Черепанова замяли

    — Вы в команде, что называется, «дядька». Понимали, что молодые мальчишки могут сломаться после этой истории?
    — Так, в общем, и получилось. Многие стали не то чтобы беречь себя, но подсознательно осторожничали. Думаю, этим и были обусловлены поражения. Если вы помните, до гибели Алексея дела у нашей команды шли не так плохо.

    — Оставалось только посочувствовать Флемингу. Он впервые приехал в Россию и, не успев адаптироваться, тут же попал в такую страшную историю…
    — Могу представить, что он чув­ствовал. Только приехал в Россию, и буквально через несколько недель у него умер игрок. Тут любой тренер сошел бы с ума.

    — Сейчас стараетесь не вспоминать те черные дни?
    — Нет, все вспоминаю, но уже чуть спокойнее.

    — Врачей игроки осуждали?
    — Никто не винил врачей. Это прерогатива КХЛ. На самом деле, врачи здесь ни при чем. Не уверен, что все сделанные экспертизы нормальные. Посудите сами, одно дело — ставить диагноз живому человеку, а другое — мертвому. Сказали, что у Леши был в крови кордиамин, но то, что этот препарат вводила скорая, никто не вспоминает. Показалось, что эту историю просто хотели поскорее замять и назначить виноватых. На мой взгляд, лига, имея такие рычаги, могла бы полностью разобраться в этой истории.

    — Вы пережили многое в этом сезоне. Как будете восстанавливаться?
    — Отдыхать и еще раз отдыхать. Побуду с семьей, а потом поеду куда-нибудь на юг, чтобы успокоиться.

    — Что касается продолжения карьеры — какие у вас планы?
    — Контракт с Омском у меня заканчивается, но мне хотелось бы остаться в «Авангарде». Теперь решение за руководителями клуба.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий