• Защитник «Витязя» Борис Миронов Говорю по-русски, пишу по-английски

    24.09.06

    Читайте Спорт день за днём в

    Последний раз защитник «Витязя» Борис Миронов играл в России в начале 1990-х за тихоновский ЦСКА. Затем перебрался за океан, где провел 11 сезонов! Во время локаута хоккеист взял тайм-аут, на два года забыв о хоккее. И вот теперь вернулся не только в большой спорт, но и на родину.

    Предложения из НХЛ были смешными

    – Перед тем как отправиться в суперлигу, вы два года не играли. И при этом неплохо сохранились…
    – (Улыбается.) Правда, неплохо?
    А все потому, что постоянно поддерживал форму. Во время локаута следовало постоянно находиться начеку. Ведь никто не знал, когда закончится забастовка. Пока жил в Нью-Йорке, старался не упускать возможности покататься на льду или сходить в тренажерный зал.

    – После десяти сезонов в НХЛ решиться на возвращение в Россию было, наверное, непросто?
    – Это же моя родина, где я вырос, начал играть в хоккей…
    Не скрою, у меня имелись предложения остаться в НХЛ от «Бостона», «Финикса» и еще какой-то команды. Даже не припомню, как она называлась. Но я их даже не рассматривал, потому что сумма контракта была просто смехо-творной.

    – Стало быть, подмосковному «Витязю» удалось предложить вам нечто большее?
    – Так и есть. Во время локаута вел переговоры также с ЦСКА, «Химиком»… Но к общему знаменателю так и не пришли. Вы же знаете российскую действительность: то денег нет, то еще чего-нибудь…

    – Не боялись остаться у разбитого корыта?
    – Если постоянно поддерживать форму, то бояться нечего. Иногда игроки выпадают из-за травмы на год, а потом как ни в чем не бывало возвращаются в строй.

    – Российская действительность вас не шокировала? Все-таки спустя 13 лет многое изменилось…
    – Я ведь уже играл в ЦСКА. Для меня все эти сборы, базы – привычное дело. Может, для канадцев, которые сюда приезжают, условия непривычны, но только не для меня. 

    Симпсон прошел испытание «жигуленком»

    – А как прижился в «Витязе» канадский тафгай Рид Симпсон?
    – Рида знаю давно. Когда-то мы вместе играли в НХЛ за «Чикаго». За время выступления в суперлиге он основательно обрусел. Парню только официального гражданства не хватает для полного счастья. Судя по всему, ему здесь очень нравится: еда, девушки… Катается на «жигуленке» и всем доволен.

     

    – Что-то скромную ему машину выделили в клубе…
    – Наверное, он специально попросил для себя «Ладу», чтобы понять, что такое русские авто (смеется).

    – «Витязь» сейчас тренирует канадец Майк Крушельницки… 
    – По отношению к делу чувствуется, что он иностранец. Тренировки Майк проводит в канадском стиле, умеет настроить команду на борьбу, завести ребят, и в то же время с ним можно запросто поговорить по душам. И оскорблений от него никогда не услышишь. 

    – Почему после завоевания бронзовых наград на Олимпиаде–2002 в сборную вас больше не приглашали? Не сложились отношения с тренерами?
    – Как они могли не сложиться, если меня даже ни разу не позвали в национальную команду? Тренеры не захотели приглашать в сборную игроков из НХЛ, решив сделать ставку на молодых хоккеистов, играющих в суперлиге.

    С Саттером не сошлись характерами

    – От Вячеслава Быкова приглашения в национальную команду не получали?
    – Мне довелось поиграть с Быковым еще когда начинал карьеру в ЦСКА. До сих пор отношусь к нему с огромным уважением. Если он захочет видеть меня в своей команде, с удовольствием соглашусь.

    – Можете раскрыть рецепт долголетия в НХЛ?
    – Надо просто играть в ту игру, которую умеешь: жестко и в то же время корректно. Но нельзя забывать и о человеческом факторе. Взять хотя бы мой конфликт с тренером «Чикаго» Брайаном Саттером. По непонятным причинам мне так и не удалось найти общий язык с этим человеком. Постоянно или ему что-то не нравилось, или же не устраивало меня. Разгорелся настоящий скандал. Кто-то должен был уступить. В итоге уйти из команды пришлось мне. 

    – За годы, что вы провели в НХЛ, о какой команде вспоминаете с ностальгией?
    – Самой любимой считаю «Эдмонтон», где провел пять лучших лет в карьере. Такое не забывается никогда. Ну а по организации дела отметил бы «Рейнджерс». Там все поставлено на очень высоком уровне. Только играй в хоккей и ни о чем не думай. 

    – Сейчас в суперлиге действуют новые правила игры…
    – Честно говоря, с удовольствием их отменил бы. Никакой силовой борьбы, любое столкновение на льду карается удалением. Мужской хоккей стал похож на женский. 

    В «Витязе» нет дедовщины

    – Когда приняли предложение от «Витязя», для вас было важно, кто играет в подмосковной команде и какие задачи здесь ставят перед собой?
    – Конечно. Хотя был знаком только с Сашей Королюком по «Сан-Хосе» и Андреем Скопинцевым, которого помню буквально с юных лет. А сейчас, познакомившись с ребятами, могу сказать – команда у нас дружная. Ребята не делятся на стариков и молодых. 

    – Но «Витязь» не отнесешь к числу фаворитов…
    – Те, кто сейчас так считает, уже потеряли свои очки. Вот увидите, команда у нас серьезная и о себе еще заявит. Пока для нас главное – попасть в плей-офф.

    – Когда прилетели в Москву, куда первым делом направились?
    – Поехал к маме. Прошелся по местам, где родился, вырос и прожил 21 год своей жизни. От воспоминаний стало тепло на душе…

    – В вашей речи чувствуется заметный акцент. За столько лет пребывания в Америке вы, наверное, уже и думать на английском начали?
    – Все нормально. Хотя недавно пришел к нотариусу оформить кое-какие документы, меня попросили написать имя и фамилию, и я на автомате вывел их на английском. Девушка, принимающая бумаги, с удивлением посмотрела на меня и попросила переписать все заново.