• Журналист vs тренер

    2-й тур. Группа H. Бельгия — Россия — 1:0. Послесловие

    24.06.14

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    «Спорт День за Днем» предлагает читателям новинку. Корреспондент Максим Михалко матч с Бельгией разбирал одновременно с экс главным тренером сборной России Борисом Игнатьевым. При этом сначала корреспондент анализировал самостоятельно, а уже потом узнавал мнение заслуженного тренера России. Что получилось из этой разноголосицы — судите сами.

    За час до матча

    Максим Михалко: Выбором первых одиннадцати Капелло опроверг тезис о том, что предыдущий матч — показатель для определения состава на следующий. Есть прош­лый матч, а есть еще несколько тренировочных дней, индивидуальные качества каждого футболиста и особенности другого соперника. Вот и начинают матч с Бельгией Глушаков, Шатов и Файзулин, сыгравшие с Кореей не на ожидаемом уровне. Снова на поле Кокорин, но нет Ещенко, выглядевшего в первой встрече сильным звеном. Что бросается в глаза? Максим Канунников в составе!

    Что сие может значить? Уверен, что не игру в два нападающих. Капелло использует наработки «Амкара», где большую часть сезона Канунников играл на фланге полузащиты. Но, учитывая, как плохо держался мяч в первой встрече до появления Дзагоева, встает вопрос по игре в атаке. Как на этот раз команда собирается созидать без Алана? Предполагаю, что замысел в том, чтобы намеренно уступить бельгийцам территорию и главным оружием сделать длинные передачи на скоростное трио Канунников — Кокорин — Самедов. А во втором тайме за счет выдумки Дзагоева, мобильности Кержакова и, возможно, скорости Ионова оборону соперника дожать.

    Борис Игнатьев: Отсутствие Дзагоева и Кержакова меня удивило. Разнообразие и агрессивность, которые они привнесли в матч с Кореей, очень нужны и сегодня. Но только Фабио Капелло знает состояние футболистов — возможно, их удачный выход на замену стал возможен во многом за счет усталости соперника в конце матча. Думаю, сегодня тренер хочет увидеть мощную среднюю линию, которая будет эффективна в борьбе за мяч. При этом я не уверен, что Россия будет действовать с явным акцентом на оборону — это зависит во многом и от соперника. Рисковать Бельгии нет смысла — допускаю, что она будет играть осторожно, в каких-то моментах от защиты.

    25-я минута

    Максим Михалко: Четко просматривается, что при переходе в оборону Капелло сделал ставку на агрессивную четверку. При потере мяча Канунников, Файзулин, Шатов и Самедов моментально выстраивают вдоль центральной линии «забор», который часто для бельгийцев становится непроходимым. Продвижение к штрафной Акинфеева дается им с большим трудом.

     

    Беспокоит ситуация на левом фланге. Почти каждый проход Мертенса заканчивается или навесом, или прострелом из-под Комбарова. Впрочем, удачно работающая оборонительная система позволяет обходиться без последствий.

    А вот с атакой караул! При переходе через центральную линию больше двух передач подряд сделать не получается — или в ноги сопернику, или в аут. К штрафной Куртуа добегает лишь три человека — при плотной обороне комбинацию не разыграть.

    Поэтому удар с лету после углового Файзулина порадовал. Хоть мяч и пролетел выше, выпад полузащитника стал сигналом: включите наглость, которой российской сборной не хватает! Ключ к созиданию пока просматривается только в более смелых индивидуальных действиях. Именно рывок Канунникова с последующим коварным ударом заставил впервые по-настоящему поволноваться бельгийцев.

    Борис Игнатьев: Пока соперник выглядит наглее и увереннее в атаке. Подопечные Вильмотса чаще идут в обыгрыш, больше делают острых передач на чужой половине. Нашим пока этого не хватает — нужно смелее идти вперед, не ждать, пока соперник перестроится, а врываться в свободные зоны. Как это Канунников попробовал, сразу появился момент. Файзулин тоже сделал правильно, пробив после углового, — начни он обрабатывать мяч, его бы уже накрыли. А так получился очень опасный удар.

    В обороне наши справляются уверенно — вовремя отходят назад, успешно борются, успевают на подстраховку. Надо больше разнообразия и конкретики впереди.

    Перерыв

    Максим Михалко: Сборной России удается, наверное, главное в первой половине матча — не дать звездному составу Бельгии чувствовать себя вольготно на чужой половине. Хваленая бельгийская атака вязнет в оборонительных построениях и все больше осторожничает. Самый явный голевой момент первого тайма остался за Россией и создан после неожиданного рывка разрушителя Глушакова по левому флангу. Эпизод с неточным ударом Кокорина — скорее заслуга атакующих, чем ошибка центральных защитников, слишком уж выверенной оказалась передача Глушакова и стремителен рывок Кокорина в свободную зону.

    Что мы имеем? Система по разрушению мощи соперника успешно работает. Невзрачная в атакующем плане полузащита наверняка получит указания что-то поменять, а вот замены Фабио прибережет до момента необходимости. Особняком стоит желтая карточка Глушакова. Если бельгийцы его заставят работать усерднее, то его заменит Денисов.

    Борис Игнатьев: Во второй половине тайма у России наконец стало просматриваться намерение логически завершить каждую атаку — игроки стали чаще выходить на ударную позицию, стараться чаще бить по воротам и должны были открывать счет. Глушаков сыграл очень интересно, неожиданно для соперников, Кокорин тоже делал все правильно, направляя мяч в сторону от вратаря. Увы, обидный промах в этот раз случился с нами.

    Замен пока от Капелло не жду. У команды хорошее движение, она надежно действует в обороне, поэтому необходимости менять состав нет. В атакующие действия главный тренер внесет коррективы по-другому — скорее всего, попросит больше перемещаться, возможно, в некоторых моментах упростить игру.

    70-я минута

    Максим Михалко: Единоборств Россия выигрывает все больше, мяч у нее держится все лучше, соперник уже не просто осторожничает, а опасается нас — в атаку у бельгийцев бегут лишь 3–4 человека. Витсель очень грамотно прочувствовал нерв игры и ситуацию — после потери у штрафной Акинфеева ценой желтой карточки в зародыше прервал очередную атаку россиян. А вот Шатов почему-то тактикой фола пренебрег, когда от него с нашей половины разгонялся Азар. И вот цена — в итоге чуть не получили!

    Впрочем, выпад Бельгии лишь эпизод на фоне преимущества России. Синхронные перемещения перед штрафной, стеночки, двойки — все это смотрится красиво, но до настоящих моментов дело не доходит. Кто-то должен взять игру на себя — четкие розыгрыши соперники хоть и у самых ворот, но читают.

    Борис Игнатьев: Сказывается преимущество нашей команды в физической подготовке. Подопечные Капелло постоянно в движении, выигрывают больше единоборств, потому и мяч у них держится лучше. А бельгийцы даже до штрафной Акинфеева редко добегают. Тем не менее в атаке мы пока достаточно предсказуемы, поэтому надеюсь на выход Дзагоева. Он может отвлечь на себя внимание нескольких соперников, сделать неожиданный пас да и самостоятельно создать себе момент.

    88-я минута

    Максим Михалко: Голевой удар Ориги стал всего лишь точкой в цепочке ошибок. Увлекшись атакой, позволили Азару на скорости приблизиться к воротам. Потом проникнуть в штрафную, но и это была еще не беда. Глушаков находился рядом с Ориги, но двинулся к лицевой линии в сторону Азара. Тому только это и надо было — тот покатил в оставленную нашим полузащитником зону, а выстрел нападающего оказался, наверное, самым простым в этой комби­нации.

    Борис Игнатьев: Здесь надо в первую очередь отмечать мастерство Азара, а не винить наших игроков. Бельгиец дважды обыграл защитников, а потом еще и перехитрил — они думали, что нападающий будет простреливать, а он покатил мяч назад. Но, конечно, не обошлось без грубой ошибки в своей штрафной — Глушаков бросил Ориги, а должен был до конца эпизода играть с ним плотно.

    После матча

    Максим Михалко: Вот так из-за единственной грубой ошибки сборная России проиграла матч, в большей части которого не позволяла сопернику быть самим собой.

    Борис Игнатьев: У сборной России не получилось правильно отреагировать на то, что в последней десятиминутке преимущество перешло к сопернику. Надо было повысить ответственность за каждый эпизод, особенно при потере мяча. Стоило исходить из того, что ничья лучше поражения, и учесть усталость, которая сказывалась все больше. Поэтому игроки должны были поделиться на две группы: одна — оборонительная, другая — атакующая. Но вместо этого допустили разрыв в линиях, что и позволило бельгийцам убежать в голевую контратаку.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий