• «Золотая» пятерка

    Молодежный чемпионат мира

    23.01.11

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Из двадцати последних молодежных чемпионатов мира за нашей страной осталось пять. Первое золото было завоевано сразу после распада СССР, в первые дни 1992 года, последнее на данный момент – пару недель назад. Каждый раз к триумфу команду приводил новый тренер. Все они – Петр Воробьев, Геннадий Цыгуров, Рафаил Ишматов, Владимир Плющев и Валерий Брагин – рассказали еженедельнику «Спорт день за днем» секреты своих успехов.

    1992 год. Фюссен и Кауфбойрен (Германия)

    Петр Воробьев: «Юрзинов обещал, что я выиграю»

    – Я одиннадцать лет проработал помощником Владимира Владимировича Юрзинова. И вот как-то ему сказал, что долгое время сомневался, могу ли быть главным тренером, но все-таки решил, что пора пробовать. Он поговорил с тогдашним главой ФХР Робертом Черенковым и порекомендовал меня. Причем по­обещал, что я выиграю молодежный чемпионат, если мне дадут сборную. Назначили меня в самый последний момент. Никаких сложностей на подготовительном этапе. Опоздал на пару дней Житник, так как он после Приза «Известий» вынужден был уехать в Киев, чтобы уладить вопросы с учебой в институте. По возвращении он объяснился с командой, извинился – порядок есть порядок – и это только укрепило коллектив. А еще мы съездили все вместе в госпиталь к Вячеславу Козлову, попавшему в автокатастрофу. Вячеслав был лучшим в том возрасте. Он напутствовал команду.

    Я внимательно собирал информацию и консультировался со специалистами. Все говорили, что предыдущие чемпионаты проигрывались из-за вратарей. Основным у нас считался Мухометов. Но Пашков и Козин посоветовали Хабибулина 1973 года рождения. И с тех пор я старался брать одного вратаря на год моложе – на перспективу. Кстати, в той сборной было много тех, кто моложе заявленного на турнир возраста. А Кривокрасов так вовсе был на два года моложе. Динамовская тройка Яшин – Николишин – Ковалев вся 1973 года рождения. Ковалев, к слову, достоин был звания лучшего нападающего, но сначала лучшим защитником признали Каспарайтиса, а потом директорат не решился все номинации отдать нам.

    У каждого звена была своя роль. Тройка Коротков – Волков – Метлюк сдерживала великолепное звено шведов Нэслунд – Нюландер – Форсберг. И против Линдроса они же играли. Он пообещал перед матчем, что канадцы накажут нас за то, что мы им не дали в 1987 году занять первое место. СССР тогда уже ни на что не претендовал, а Канада была без двух минут чемпионом. А тут массовая драка – и обе команды дисквалифицировали. В 1992-м уже у Канады нет шансов на медали (тогда играли круговой турнир), но поквитаться не получилось – мы выиграли 7:0.

     

    На турнире я допустил ошибку, за которую потом извинился перед ребятами в автобусе после матча с чехами. Перед этой встречей была новогодняя пауза в пару дней, и доктор команды, который работал и с первой сборной, предупредил, что обычно в таких ситуациях играем плохо. И я перенастроил команду, затюкал, закрепостил хоккеистов. Чехи неудачно начали турнир, а потом всех подряд обыгрывали. В том числе и нас – 5:2. (К слову, ассистентом главного тренера у них работал Владимир Вуйтек.) Я взял вину за поражение на себя и попросил ребят не переживать. Вот такой урок. В остальных матчах мы одержали победы.

    Еще интересная ситуация возникла из-за того, что в Новый год прекратил свое существование Советский Союз. У нас 1 января состоялась пресс-конференция по этому поводу. Я перед ней пообщался с игроками из других стран – Жолтоком, Озолиньшем, Каспарайтисом, Житником и капитаном Кузьминским. Объяснил, что у них есть право покинуть команду, но они, конечно, остались и достойно ответили на вопросы журналистов, среди которых встречались и провокационные. Турнир завершали в тех же свитерах, в которых начали.

    После чемпионата у нас был свободный день. Поэтому мы отпраздновали победу. Не скажу, что мы такие уж святые, но отметили в рамках приличий. Я тоже с ребятами немного выпил. Сейчас, когда сталкиваюсь с игроками той команды, мы необычайно тепло вспоминаем победу в 92-м. Наверное, ни из какой другой молодежки столько игроков не заиграло в НХЛ и вообще на высоком уровне. А Хабибулин и Ковалев так до сих пор за океаном. Недавно сидели с Яшиным и его мамой, и вот такой эпизод всплыл из матча со шведами. Мы вели, а они все время догоняли. И вот Алексей убегает из центра площадки один на один с вратарем. Уже обвел его, а клюшка застряла в щитке голкипера. Тут же вбрасывание, Яшин сам себе выигрывает шайбу вперед и забивает победный гол. Много всего интересного было. Первая моя самостоятельная работа. Я счастлив, что мне довелось руководить той командой.

    1999 год. Брендон и Виннипег (Канада)

    Геннадий Цыгуров: «Русский канадца побьет»

    – Главное, чем отличаются молодые хоккеисты, – неконтролируемые эмоции, подверженность эмоциональным перепадам. Зато их легче завести. Как-то Тарасов приезжал в Челябинск, мы с ним проводили тренировку в спортшколе. Он собрал ребят, своими крыльями – огромными руками – обнял и говорит: «Мальчишки, я вас люблю. Вы будете великими, новыми Харламовыми и Мальцевыми!» Несколько слов, объятие – этого достаточно пацанам, чтобы прыгнуть выше головы, чтобы у них крылья выросли. Ни в коем случае не должно быть истерик. Ребята смотрят, как тренеры ведут себя. Поэтому их надо только поддерживать, подбадривать, вселять уверенность.

    Турнир мы начали с поражения. Сказались акклиматизация и переход на непривычные маленькие площадки, да и соперник попался сильный – Швеция. Этот матч стал для нас хорошим уроком, заставив искать скрытые резервы и сплотиться. Помогло: следующие три матча в группе мы выиграли всухую.

    Плей-офф начался очень сложной игрой с финнами – мы победили только в дополнительное время. Поначалу у команды были проблемы с мотивацией, но потом все вошло в нужное русло. Мы даже выпускали стенгазету, «боевые листки». На Новый год и Рождество приходили открытки – все их мы в эту газету вывешивали, выходило наглядно.

    Полуфинал со словаками только кажется легким: мы вели 3:0 к 24-й минуте, но соперники смогли сократить отставание в счете до минимума. К финалу против Канады мы подошли настолько сплоченным коллективом, что контролировали ход встречи, пусть и смогли победить только в овертайме. У нас была очень сбалансированная команда, к лидерам не было особого отношения, а ведь в той сборной играли такие ребята, как Максим Афиногенов, Петр Счастливый, Денис Архипов и другие. Но – я полностью согласен с Валерием Брагиным – на льду все решает команда. Это на проигранных чемпионатах в сборной были звезды, а у нас – коллектив. Тренеру любой молодежной команды требуется сплотить, организовать и нацелить на победу своих подопечных. Часто решающую роль на таких турнирах играют неоправданные удаления. Нам удалось избежать этой проблемы: мы были самой дисциплинированной командой чемпионата.

    Вообще, главное – чтобы все ребята жили интересами страны. В таком случае даже поражение мобилизует. Все должны понимать: они побеждают не для себя, не для своего будущего контракта, а для родины! Сейчас, как я слышал, пытаются ввести патриотическое воспитание в школе. Получается, от чего уходили, к тому и вернулись? Мы после каждой тренировки обязательно собирались в круг, и ныне покойный Роман Ляшенко, который тогда был капитаном, по нашей с тренером Валентином Гуреевым просьбе делал отсчет, после чего все ребята кричали: «Россия!».

    С Канадой начали «играть» еще до финала. Мы попросили лед. Канадцы, узнав про наши планы, тоже решили покататься. Мы все-таки взяли лед, но на арене остались только я и запасные игроки, а Гуреев и основная часть команды отправились на прогулку. В этом тоже хитрость – кто как выстроит подготовку. Наше тренерское решение было именно таким: устроить прогулку. Мы посмотрели, какую нагрузку получили ребята по ходу турнира, и решили, что еще одна тренировка ничего бы не дала. В этом и заключается тренерское чутье.

    На собрании перед финалом я посмотрел на ребят – все молодые, красивые – и не сразу придумал, от чего оттолкнуться. Потом увидел защитника Константина Гусева и сказал ему в грубой форме: «Вот ты сейчас зайдешь во дворец спорта, и тебе канадец в морду даст. Что ты сделаешь?» – «Да я его убью там!» Я в ответ: «А почему мы их тогда на льду боимся?» Вот за это и зацепился, что на улице и в коридоре мы их совсем не боимся – русский канадца побьет. И в игре надо так же.

    2002 год. Пардубице и Градец Кралове (Чехия)

    Владимир Плющев: «Работал на чутье»

    – Главная сложность при работе с молодежной сборной – ранний этап, когда надо отобрать всех лучших, не ошибиться. Потом уже можно спокойно вести подготовку к чемпионату мира. За первые полгода мы, отслеживая внутрироссийские турниры, сумели провести отбор, и процентов 70 из этих ребят так и прошли со мной три года до чемпионата.

    «Золотая» молодежка примерно наполовину состояла из игроков 1983 года рождения, с которыми мы годом ранее выиграли юниорский чемпионат мира. Они влились в команду 1982 года, на предыдущем МЧМ в Москве ставшую лишь седьмой. Основная задача была – объединить парней. Хорошо, что в команде было много москвичей, которые составили своеобразное ядро, получилось создать настоящий коллектив.

    Сложностей в отношениях с ребятами у меня вообще никогда не было. Проблемы возникают, когда молодой игрок начинает думать, что он знает и понимает в игре больше, чем тренеры. У нас в той сборной каждый мог играть в лидирующем звене: Саша Свитов, Саша Фролов, Антон Волченков… И ни у кого не возникало претензий по поводу, например, игрового времени. После финала я даже не знал, как поздравить замененного при счете 1:3 вратаря Анд-рея Медведева, а он сам подошел и сказал: «Все правильно было сделано. Я вам благодарен».

    Конечно, по ходу турнира приходилось вносить коррективы. Особенно ярко это проявилось в финале. Медведев весь турнир провел прекрасно, просто уже на разминке я почувствовал, что он не такой, как всегда, но менять его было нельзя. Когда ты объявляешь состав, а потом перед самой игрой делаешь замену, это вносит нервозность в команду. После быстрых пропущенных голов я попросил совета у помощников, но внятного ответа не услышал (смеется). Все, видимо, посчитали, что главный должен сам принимать решение. Но поменял я Андрея не сразу, а после паузы, когда он успел еще хорошо отработать выход один на один, потому что лавочка не должна ощущать психоз, все должно выглядеть так, будто это заранее продумано. Сначала я посмотрел на второго вратаря, поймал его взгляд, понял, что он может играть, и сказал ему готовиться. В экстремальных ситуациях тренер работает на чутье, на том, насколько он тонко знает свою команду.

    В раздевалке мы в основном обсуждали план на игру, тактику. Но и о том, что они выступают за страну, ребята знали. Им на протяжении трех лет говорилось, что на них смотрят как на представителей великой державы. Гимн мы не пели, но все его знали. На тренировках команда, проигравшая в двухсторонке, исполняла для победителей гимн. Это снимало напряжение и вносило определенный элемент игры. Победители аплодировали и подпевали.

    В перерыве финального матча, когда мы проигрывали, в раздевалке все сидели с опущенными головами. Я сказал: «Мы не можем проиграть, потому что мы просто сильнейшие в мире. То, что мы пропустили три, не значит, что мы не можем забить пять. Выходите и доказывайте, что вы лучшие, – и никаких вопросов не будет. А как играть, мы с вами уже определили». Вышли – и доказали.

    Утром после финала все были, конечно, уставшие, но в белых рубашках, в галстуках. Мы никогда не летали в спортивных костюмах. Когда ребята узнали, что спонсор предоставил цивильную форму, сами сказали, что на игры будут ездить только в ней.

    2003 год. Галифакс и Сидней (Канада)

    Рафаил Ишматов: «Перед финалом – «комсомольское собрание»»

    – Молодые хоккеисты импульсивны: хотят играть, не соблюдая тактических законов. Поэтому с молодежью работать интереснее – у них есть хорошая одержимость хоккеем, да еще ты видишь, как они прибавляют.

    Если сравнивать с нынешней ситуацией, у меня были совсем другие условия. 70% ребят из сборной играли в Суперлиге. Ни один тренировочный процесс не дает возможности воспитать психологию победителя, приучить к ответственности. Все это ребята приобретали в Суперлиге. Это помогло не стушеваться в Канаде. Поддержка у хозяев была, конечно, сума­сшедшая. Когда прозвучала финальная сирена – стадион затих, они не могли понять, что произошло. Пять минут прошло – и болельщики стали аплодировать нам, показывая свое уважение. Очень приятно.

    Чемпионат мы начали уверенно. Стояла задача занять первое место в группе, чтобы напрямую выйти в полуфинал, получить два выходных. Кто-то считает, что так можно сбиться с ритма, но по мне лучше спокойно готовиться к полуфиналу. Расслабления после первых матчей не было. Ребята были образованные, понимали, что защищают честь страны. Может, только игра против Швейцарии (7:5) вызвала вопросы, пришлось внести коррективы. Другое дело, что та игра ничего не значила в турнирном плане.

    С игроками не было никаких проблем. Первый состав – Трубачев – Овечкин – Полушин – никаких вопросов. Второй – Таратухин – Григоренко – Пережогин – то же самое. Артюхин – Шишканов – Пестунов – вопросов нет. Тот же Овечкин был на два года младше, так что выполнял все, что ему говорили. В какой-то мере пришлось повозиться с Колей Жердевым – в финале даже посадил его в запас. Этот парень очень великий, в том плане, что бог дал ему играть. Техника, владение коньками, координация – все при нем, но иногда его заносит не туда.

    Перед финалом с Канадой разница была в одном – в установке. Наверное, впервые в жизни я ничего на макете не показывал. Просто беседовал о жизни 15–17 минут: для чего мы есть, кто мы такие, какая за нами страна – вот такие возвышенные темы. Может быть, было похоже на комсомольское собрание. Ночью перед финалом я подготовился и говорил уже только на эту тему. Раз победили – значит, помогло.

    Самым сложным было не отыгрываться, а удерживать преимущество. Мы вели 3:2, канадцы сняли вратаря, заперли нас в зоне, и я вспомнил, как у них взрослая команда забивала на последних секундах. Бог миловал, и ребята выстояли.

    После игры к нам в раздевалку зашел посол России в Канаде. Мы сделали по глотку шампанского – и спать. Никаких нарушений режима. Утром сели в автобус и поехали в аэропорт. В то, что говорили сейчас о сборной Брагина, я не верю. Россия встает в полный рост, и это невыгодно западным странам, – можете так написать.

    2011 год. Баффало и Ниагара (США)

    Валерий Брагин: «Заранее решил сломать планшетку»

    – Не сказал бы, что к молодежной сборной требуется особый подход. Многие уже играют в командах мастеров, так что работаю с ними как со взрослыми. Может, у молодых чуть меньше концентрации и больше эмоций, а так – большие ребята, некоторые уже женаты. Мужики, в общем.

    С первого дня у нас создалась атмосфера уважения между всеми членами команды – игроками и тренерами. Считаю, это один из самых важных факторов нашей победы, потому что без единой задачи, без единого порыва ничего не достичь. Много было и личных бесед, и по звеньям, и общекомандных собраний. Повторялось, что только команда, а не один игрок может выиграть чемпионат мира и что надо понимать: золотые медали получат все, а не кто-то один. Все ребята умные, воспитанные – всё прекрасно поняли, и, самое главное, воплотили это на льду. Три матча таких вытянуть без этой атмосферы было бы просто невозможно. Сказалось и то, что ребята прекрасно видели, чего мы, тренеры, хотим. Мы очень хотели победы, заряжали этим чувством всю команду. Ребята молодцы, в сложные моменты проявили чисто русский характер. Я горд за них. Капитаном у нас с первого турнира был Володя Тарасенко, он и на Евротурах, и в товарищеских играх проявил себя настоящим лидером и ответственным человеком, с целью в жизни. Мы не ошиблись в нем.

    После двух поражений на старте турнира паники не возникло. Мы прекрасно знали свою группу и понимали, что матчи с Канадой и Швецией станут для нас хорошей проверкой. Они очень помогли в плане составления звеньев, определения первого вратаря. После этого мы спокойно работали, знали, что впереди еще весь турнир, нужно только выиграть две игры, чтобы пройти дальше.

    Сетка плей-офф сложилась удачно: до финала нас ждали только европейские команды. Я ребятам сказал, что пока всё в нашу пользу. Уже и в прессе стали писать, что, может быть, всех ждет долгожданный финал Россия – Канада.

    Самым сложным моментом по ходу турнира был даже не финал, а матч с финнами. Четвертьфинал – это всегда самая важная игра на любом большом турнире: либо ты вылетаешь, либо ведешь борьбу за медали. Еще против нас было то, что мы переехали из холодного дворца в теплый, и это ощущалось, по­этому старались играть короткими сменами. Чувствовалось, что ребята задыхаются, но на характере они вытащили этот матч.

    Перед решающим матчем обошлись без дополнительных «накачек». Мы прекрасно понимали, что ребята уже сделали большое дело. Надо было просто сказать им, как правильно играть. В первом матче наша тактика не сработала, поэтому мы ее сменили. Особого напряжения не было, я же чувствую их прекрасно. Провели эмоциональную тренировку, ребята были раскрепощены, много смеялись. Мы их весь год настраивали, не проиграли ни одного турнира. Они понимали: все зависит только от нас. Главное, что я повторял: «Вам дается шанс в жизни, и им надо воспользоваться. Не будьте дураками, не упустите его». Напоминал и о том, что почти для всех из них это последний чемпионат мира. А, может, и вообще последняя возможность в жизни, на любом уровне, завоевать золотые медали.

    Заходя в раздевалку после первого периода, я уже знал, что сломаю планшетку, так как понимал, что надо еще больше сконцентрировать ребят, чтобы они поняли, как правильно играть. Перед матчем все было разложено по полочкам, но некоторых, видимо, эмоции захлестнули, и они неправильно действовали. Пришлось внести коррективы в эмоциональной форме, и сразу по глазам увидел, как у ребят появилась совсем другая концентрация. Тут же я им снова дал информацию, как правильно играть. Второй период провели уже лучше, а третий – просто хорошо.

    Приметы, фарт – это немаловажно. Я после первой победы выходил на матчи в одной и той же рубашке. Стирал ее, конечно, но не менял. После двух поражений мы сменили красную форму на белую. Потом – в полуфинале – победили и в красной, ведь ситуация уже была переломленной. Не думаю, что это настолько важный фактор, но ребята хотели финал играть в белой форме – так и вышло: канадцы выбрали красную. Получается, белая оказалось более фартовой – в ней мы не проиграли ни одного матча.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий