• Золотой зуб русского хоккея

    Читайте Спорт день за днём в

    На днях, а именно 12 августа, не стало одного из ветеранов ленинградского хоккея с мячом Виталия Яковлевича Гарлоева.

    Он родился в Петрозаводске и вскоре после окончания Великой Отечественной войны начал заниматься в детской команде местного «Спартака» русским хоккеем, который в те годы в Карелии был гораздо популярнее канадского, только начинавшего свою стремительную поступь по стране. В 1951 году 20-летний Виталий Гарлоев стал играть за команду петрозаводского окружного Дома офицеров, выступавшую в высшей лиге чемпионата СССР, а через шесть лет переехал в Ленинград.

    Пятнадцать угловых на морозе

    — После войны в Карелии жизнь была очень тяжелой. Жрать нечего было, я дохлый был, и помогло мне то, что я поступил в Институт имени Лесгафта. Там я выполнил третий разряд по гимнастике, а многие однокурсники не смогли и были отчислены, — здесь и далее воспоминания Виталия Яковлевича.

    В Ленинграде Гарлоев два сезона отыграл в высшей лиге чемпионата СССР за «Светлану» вместе с Николаем Виханским, Олегом Катиным, Анатолием Кулевым, Николаем Рязановым, Евгением Флейшером…

    — С Гарлоевым мы поиграли не один сезон, — рассказывает Юрий Ульянов. — Боец он был настоящий. Они вчетвером приехали к нам в «Светлану» из Петрозаводска: он, Кармушев и двое молодых. Злой защитник был, а еще золотой зуб прямо посередине… На «дальнюю» хорошо передачи давал, чуть ли не от своих ворот «подсечкой». Разгоняешься от борта, а он тебе именно в ту точку мяч посылает, куда надо…

    Гарлоеву довелось поиграть против легендарных укротителей плетеного мяча, а спустя годы он даже принял участие в съемках художественного фильма о Всеволоде Боброве.

    — Мы с Геной Коневым попали в фильм Виктора Садовского «Мой лучший друг генерал Василий, сын Иосифа», эпизоды которого, касавшиеся хоккея с мячом, на стадионе «Красной Зари» снимали. Оператор тогда над нами вволю поиздевался — мороз стоял жуткий, а он раз по пятнадцать штрафные и угловые заставлял пробивать, и ему все не нравилось. Женя Дергачев тогда тоже снимался — и тренером был, и игроком.

    Такие разные соперники

    Еще через год (после сезона, проведенного в ногинском «Спартаке») Гарлоев вновь вернулся на родину отечественного хоккея с мячом и три сезона отыграл за ленинградское «Динамо». В 1966 году команда была расформирована, Гарлоев, как и многие его партнеры, отправился в Мончегорск, где помог местному «Североникелю» завоевать путевку в высшую лигу. Однако через год 35-летний защитник в третий раз переехал в Ленинград и еще четыре сезона провел в «Волне», выступавшей в первой лиге.

     

    — С 1967 года каток для хоккея с мячом заливали на стадионе имени Ленина. Директором там был Георгий Ильич Петров. Именно он организовал для нас площадку, лед всегда был великолепным. До этого зимой там только шайба была — им каток на северном радиусе ставили, а потом построили «Юбилейный». Я только приехал из Мончегорска и создал команду «Волна» на объединении «Ленинец». Туда меня пригласили играющим тренером, ведь я был еще в хорошей форме, и я еще с десяток лет играл на первенство города.

    В 1967 году в Костроме в полуфинале первенства ВЦСПС мы проиграли «Обухово» 2:3, а то бы получили звание мастеров спорта. По дороге наш автобус вылетел в кювет и перевернулся четыре раза. Это было 12 января, и для меня это второй день рождения. Мороз был градусов 30, дорога скользкая, а шофер решил обогнать грузовую машину. К счастью, никто серьезно не пострадал, только один сломал руку, двоих выбросило через окно. Хорошо еще, что нас проезжавшие мимо подобрали, а то замерзли бы…

    В 1970-е мы начали играть с финнами на стадионе имени Ленина. С командами из Лаппеенранты мы встречались ежегодно, причем поначалу нас за границу не выпускали — «Ленинец» был военным предприятием, играли только в Ленинграде, а потом и нам разрешили выехать, но запретили разговаривать на «отвлеченные» темы. А финны приезжали… попить. Поэтому мы им «наваливали» по десять штук, не напрягаясь. Позднее, когда мы на лето для поддержания формы переходили на хоккей на траве и ездили к ним, они нас «разбивали» с преимуществом в шесть-семь мячей.

    Мечта не сбылась

    Позже Виталий Яковлевич стал арбитром и тренером. Он пятнадцать лет судил матчи команд высшей лиги чемпионата СССР по хоккею с мячом, а потом и по хоккею на траве, став арбитром Всесоюзной категории.

    — Международную категорию не дали «благодаря» Кутаиси. Играли там в хоккей на траве, я должен был судить, а нам принесли винца попробовать. Ну, мы попробовали чуть-чуть, потом еще чуть-чуть… Пришлось отказаться от проведения игры.

    Параллельно Гарлоев стал работать главным тренером ленинградской «Волны», которая выступала в высшей лиге чемпионата СССР по хоккею на траве.

    — Из хоккея с мячом нас «выжил» Петр Алексеевич Тресков. Он был замом председателя спорткомитета. В «Красной Заре» были хоккей с мячом и на траве, и у нас, в «Волне», а он сказал: «Хватит дурака валять и деньги тратить зря! Решайте, кто будет во что играть». Геннадий Алексеевич Конев выбрал хоккей с мячом, а мне остался хоккей на траве. Причем это было в виде приказа. Мы, конечно, еще продолжали играть в бенди, но уже только по программе физподготовки. Николай Георгиевич Пучков тоже руку приложил к развалу ленинградского бенди. Когда делали СКК, нам сказали, что рядом сделают крытый каток, и он настоял, чтобы морозильные трубы прокладывали не под всей площадью арены. Поэтому все поле там не заморозить.

    В 1976 году крытая арена в Ленинграде все-таки появилась — Дворец спортивных игр «Зенит» на улице Бутлерова. Она стала домашней для команд по хоккею на траве.

    — В хоккей на траве мы играли на уровне высшей лиги — два года занимали четвертое место. На Спартакиаде успешно выступили. В первые годы играли на стадионе Ленина и на «Луче» (на Черной речке), а выезды были очень сложные. На Кавказ или в Среднюю Азию едешь и знаешь, что там будут «нули»: не выпускали даже со своей половины поля, такое было судейство. А когда в 76-м построили комплекс на Бутлерова — переехали туда, под крышу. Ну а в 1991 году меня вызвал генеральный директор «Ленинца» и сказал: «Вы, конечно, можете продолжать играть, только денег мы вам платить больше не сможем». Так команда «Волна» и распалась.

    После этого Виталий Яковлевич до выхода на пенсию тренировал детские команды школ «Балтика» и «Красная Заря», в 1996 году ему было присвоено звание заслуженного тренера России по хоккею на траве. До последних дней жизни мечтал о том, что русский хоккей высшего уровня вернется в ставший для него родным Петербург, но увидеть с трибуны современного крытого дворца спорта баталии мастеров не суждено было сбыться.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий