• Экс главный тренер «Зенита» Борис Рапопорт: «Детскому наставнику — достойную зарплату, Виллаш-Боашу — бонусы за своих воспитанников!»

    Спросите у...

    22.07.14 00:13

    Читайте Спорт день за днём в

    (Фото: ФК «Зенит»)

    Детский футбол — разменная монета на случай провала сборной России. Когда она выдает результат, никто о сорванцах с мячом и не вспоминает. Зато стоит ей опозориться, как тут же раздаются нетерпеливые возгласы: «Пора возрождать наш футбол! Начнем с детей!». И снова молчание. Разве так возродишь футбол? Беседа с экс наставником «Зенита» Борисом Рапопортом оказалась гораздо более продуктивна. Нынешний главный тренер СДЮШОР «Зенит» рассказал, сколько платят за подготовку профессионального футболиста и чем должен заниматься спортивный директор.

    Выпускник школы — полуфабрикат

    — Прежде всего надо сделать достойной работу детского тренера, — начал Рапопорт. — Он должен получать достойную зарплату.

    — Сколько сейчас получают тренеры?
    — В большинстве школ Питера — 20–25 тысяч рублей. Про академию «Зенита» ничего не могу сказать. В школе «Зенит» оклады от 30 до 50 тысяч. И это еще баснословные деньги! Я недавно был в Саранске, на финальном турнире среди юношей. В местной школе «Мордовии» тренеры получают 14–15 тысяч. Помимо этого каждый где-то работает.

    — Наверняка еще предусмотрены какие-то премии?
    — А за что? На мой взгляд, премия не должна выплачиваться за какие-то результаты на турнирах. Главное — подготовка футболиста для профессионального клуба. Если игрок попал туда, то его детский тренер может получить определенную компенсацию. Так прописано в регламенте.

    — Большая компенсация?
    — Если тренер один вел мальчика с 12 до 18 лет, то за подготовку игрока премьер-лиги предусмотрена выплата 600 –700 тысяч рублей. Часть денег идет школе, что-то уходит на налоги. Тренеру остается 300–400 тысяч. Это за футболиста премьер-лиги! Если игрок уходит в клуб второго дивизиона, цена вопроса — уже 300 тысяч. К тому же одного человека могут подготовить несколько тренеров. Как это принято в СДЮСШОР «Зенит». В академии «Зенита» тренеров вообще меняют чуть ли не каждый сезон.

    — Когда тренер получает деньги?
    — Если клуб хочет подписать футболиста, то он должен выплатить компенсацию. Она небольшая. Но все равно часто тормозит попадание игроков в команды. У нас очень легко находят деньги на премии, трансферы, а вот на выплату этой компенсации многие клубы идут крайне неохотно.

    — Приходится выбивать деньги?
    — Не так, просто футболистов никто не хочет брать. Человек, закончивший школу, чаще всего еще полуфабрикат. Даже на уровне Петербурга. А в клубе должны разобраться, есть ли перспектива у этого футболиста, надо ли в него вкладывать деньги. Но жизнь сегодня такова, что многие предпочитают не возиться с ребятами, а вместо этого купить уже готового легионера.

     

    Шейдаев и Гасилин могут закиснуть

    — Как вы считаете, появление «Зенита»-2 себя оправдывает?
    — Раньше в Петербурге было две схемы. Либо игрок из футбольной школы сразу попадал в дубль «Зенита», как, например, Быстров и Денисов, либо переходил в «Зенит»-2, выступавший во втором дивизионе. Оттуда тоже было две дороги: в «Зенит» или в менее амбициозные клубы, если футболист не проявлял себя. Сейчас я не могу понять, кто кого тренирует в «Зените». За одну неделю один и тот же футболист сидел на лавке в основной команде, потом играл за молодежный состав и еще за «Зенит»-2. Ну куда это годится?! Нужна четкая организация учебно-тренировочного процесса. Футболист должен быть в своей команде. В основной состав его могут привлекать только для какой-то определенной работы, как в свое время Юрий Морозов приглашал на тренировку Игоря Денисова и Владимира Быстрова. Брал у меня Николаева и Филатова.

    — А что сейчас?
    — Такой системы не видно. Футболист может заиграть только случайно. Странно выглядит позиция спортивного директора. В основном он занимается трансферами, а мне кажется, что его главная работа — это координация между главной командой и «молодежкой». Вот Шейдаев — очень заметный парень. Но через какое-то время может закиснуть. То же самое касается Гасилина. Несколько лет назад у нас была команда 1991 года рождения, за которую играло очень много талантливых футболистов. Стали чемпионами среди дублирующих составов. Многие стучались в двери основной команды. Где они все?! Практически никто в Петербурге не раскрылся. Максим Канунников пробился на чемпионат мира из «Амкара».

    — Сейчас пребывают без работы питерские специалисты Сергей Дмитриев, Николай Воробьев. В то же время тренером академии «Зенита» становится Александр Низелик, переводчик Фабио Капелло. Нет ли в этом чего-то неправильного?
    — Может, Низелик и хороший тренер. В свое время Моуринью тоже был переводчиком Бобби Робсона. Теперь про Дмитриева и Воробьева. Я не очень верю, что они захотят пойти в академию. Иначе их бы давно туда пригласили. Все-таки работать с детьми очень тяжело. Дмитриев вообще никогда этим не занимался. Воробьев работал в интернате и СДЮСШОР «Зенит». Но ему уже за пятьдесят, и возможно, что он больше не хочет заниматься с детьми.

    Ребята, уходите в академию!

    — Сейчас много говорят про натурализацию игроков. У вас в школе есть свои Озил и Хедира?
    — Только белорусский нападающий Ян Юрьев. Он сейчас получил российское гражданство, и мы очень на него рассчитываем. Кстати, по регламенту сейчас нельзя приглашать людей из других регионов. Только если человек переезжает с родителями на постоянное место жительства. И это очень плохо! Например, где-нибудь на Сахалине нет условий для роста футболиста, но мы не можем перевезти оттуда мальчика.

    — Из вашей школы большой отток ребят в академию «Зенита»?
    — Я бы так не сказал. В советское время между нашими школами существовал определенный нейтралитет. Мы никогда в жизни никого не приглашали из «Смены» (нынешняя академия «Зенита». — «Спорт День за Днем»), и они поступали так же. Но в последнее время стали появляться негативные моменты. Например, сейчас в молодежной команде «Зенит» и в «Зените»-2 много футболистов, которые сначала играли в СДЮШОР «Зенит», а потом ушли в академию. Какой можно сделать вывод? Ребята, уходите в академию, иначе никуда не попадете!

    — Чем еще переманивают? Может, деньгами?
    — Ходили разные слухи, но у меня нет фактов. Я хочу сказать о другом. Чтобы взять игрока из «Московской заставы» или «Автово», мы должны заявить его у себя. Считаю, что это неправильно! Лучше чтобы на первенстве города футболист продолжал играть за свою команду, а на первенстве России уже выступал за одну из двух ведущих школ города.

    — Владимир Казаченок сообщил, что есть идея проводить совместный турнир московских и питерских школ.
    — Не вижу в этом никакого смысла. Придется ездить туда-сюда. У нас и так достаточно соревнований, где мы играем с москвичами.

    — Все наши доводы про развитие детско-юношеского футбола в Петербурге разбиваются об один контраргумент — из питерцев в «Зените» остались только те, кому за тридцать: Аршавин, Кержаков, Малафеев. Может, пора прописать в клубном уставе, что в команде должны играть как минимум двое своих воспитанников?
    — После меня с «Зенитом» работали в основном иностранцы. Они подпускали молодых игроков в товарищеских матчах, но как только начинались официальные игры, всех их уже нет. И снова начинаются поиски. Ну давайте пригласим еще пять классных футболистов, уровня Халка и Данни. Как тогда заиграют наши?! Может, в контрактах тренеров прописывать не только ответственность за результат, но и какие-то бонусы за подготовку доморощенных футболистов?


    Подпишитесь на рассылку лучших материалов «Спорт день за днём»



    Эксклюзив: легендарный тренер Геннадий Машьянов в программе «Первая перчатка»