• Экс полузащитник «Локомотива» и сборной России Алексей Косолапов: «Роберто Карлос выкинул меня в рекламный щит»

    Персона

    18.02.13

    Читайте Спорт день за днём в

    (Фото: «РИА Новости»)

    Алексей Косолапов уже десять лет живет в Казахстане, а его все равно помнят в России. Правда, работать не зовут. Но экс полузащитнику «Локо» неплохо живется и в «Актобе». В Турции корреспондент «Спорта день за днем» оказался в одном отеле с казахстанским клубом и сразу же вышел на Косолапова. Долго уговаривать тренера «Актобе» не пришлось. На следующий день он рассказал про Исламхана, за которым якобы бегает «Зенит»; про столкновение с Роберто Карлосом; объяснил, почему не играл в договорняках. И, о чудо, даже не попросил прислать интервью на согласование!

    «Зенит» бегает за Исламханом

    — Казахский язык хорошо выучили?
    — Здесь все говорят по-русски, так что особой нужды нет. Я как будто живу в России. В «Актобе» меня позвал тренер Владимир Васильевич Муханов. После того как я расторг контракт с «Соколом», полгода был без работы. В марте 2003 года приехал и увидел, что футбол в Казахстане приличный. Играли приличные легионеры с Украины, еще не были закрыты границы, в стартовом составе выходили два молодых футболиста. Тогда уровень футбола рос, а сейчас после введения лимита на легионеров (пять на поле, один в запасе), напротив, немножко застопорился.

    — В России жалуются, что развратили своих игроков этим лимитом.
    — Я тоже считаю, что он не на пользу. Ни российскому, ни казах­скому футболу. Молодежь приходит и знает, что будет играть в стартовом составе. В Кахахстане хотят, чтобы росли свои ребята. Но я не вижу, чтобы кто-то сильно вырос. Даже для российского чемпионата. Единственный игрок, за которым стоит понаблюдать, это 19-летний полузащитник Исламхан из «Тараза». Вот у этого атакующего полузащитника большое будущее. Говорят, что за ним бегают «Рубин» и «Зенит». По словам агента Исламхана, его клиент имеет 3–4 предложения из России. Понятно, что сейчас ему будет сложно заиграть в «Зените», но у него есть перспектива вырасти в приличного игрока.

    — В Казахстане действительно так серьезно борются с договорными матчами? Даже Владимир Нидергаус попал под раздачу.
    — До нас это доносится только из прессы. Лига дисквалифицировала команды. Но я не знаю, как она доказала их вину. Никаких аргументов не приводили. Просто посмотрели матч и сказали: «Борьбы нет, значит, матч договорной».

    — Ваш бывший одноклубник Юрий Дроздов возглавил «Сахалин», клуб второго дивизиона. Вас звали работать в Россию?
    — Нет. Как уехал в Казахстан, так никто и не обращался.

     

    — Обидно, что про вас забыли?
    — Обиды, наверное, нет. За плечами есть ВШТ, остались тесные связи с ребятами, с которыми я поиграл. Да и какая разница, где ты тренируешь — в Казахстане или России?! Возьмите, например, «Локомотив». Там прошла пертурбация, и забыли вообще про всех. Кроме Игоря Черевченко. Как будто и не было той команды.

    — «Локомотив» стал чужим?
    — Нет. Он все равно остался родным. Просто стало другое отношение к людям, работавшим ранее в «Локомотиве». Может, Ольга Смородская и хороший менеджер, но я не вижу, что она делает для клуба как президент. Пусть тогда и работает менеджером. У меня предчувствие, что дуэту Билич — Смородская недолго осталось в «Локомотиве». Кто вместо них? Я бы очень хотел, чтобы вернулась связка Семин — Филатов (экс-президент «Локо». — «Спорт день за днем»), поднявшая клуб на очень приличный уровень в Европе и России.

    — Про Семина говорят, что он уже закончил с тренерством.
    — Когда я звонил, чтобы поздравить его с Новым годом, он был полон оптимизма.

    Три часа испанского

    — Почему в России так неохотно доверяют своим тренерам?
    — Наверное, потому что сейчас стало играть много легионеров, а российским тренерам трудно найти с ними какой-то контакт. Язык, кстати, не проблема. Можно нанять переводчика, как в «Анжи» и «Зените», и спокойно общаться с футболистами. Хотя в свое время, когда мы уезжали за границу, нас сразу заставляли учить местный язык. У меня в «Спортинге» был преподаватель испанского. Сначала мы с ним занимались каждый день, а потом уже четыре раза в неделю.

    — Подолгу?
    — Часа по три.

    — Штрафы полагались за незнание языка?
    — Штрафов не было. Это было надо прежде всего мне для быстрого вливания в коллектив.

    — Почему вы не заиграли в Европе? Подписали со «Спортингом» контракт на пять лет, а уже через полгода вернулись в «Локомотив».
    — За эти полгода у меня сменилось четыре тренера. Один пригласил, прошло четыре тура, и его сняли. Я в это время уехал в сборную России. А новый тренер сразу заявил: «Делаю ставку на тех, кого знаю». После этого шанса мне так и не дали. Ледяхова тоже перестали ставить в состав. Из наших за «Спортинг» играл только Черышев.

    — Кроме «Спортинга» еще кто-то приглашал?
    — Было предложение только от «Спортинга». Поначалу был такой уговор: «Отдохни пару недель после чемпионата России и потом приезжай в Хихон. Но команда сгорела две игры, и меня вызвали в срочном порядке.

    — Против «Реала» или «Барселоны» довелось сыграть?
    — С «Реалом». На память приходит, как Роберто Карлос вынес меня за поле. Ледяхов покатил мне мяч во фланг, где меня уже догонял бразилец. Одна нога в мяч, а вторая... В общем, я улетел в рекламные щиты (улыбается).

    Семин был готов сыграть с «Баварией»

    — Любого футболиста, кто играл в 90-е, обязательно спрашивают про участие в договорных матчах.
    — Когда я был в «Локомотиве», такого не было.

    — Потом в «Соколе» и «Тереке» не предлагали сдать матч?
    — Нет. Я не играю в эти игры. Один раз замараешься, и потом это клеймо останется на всю жизнь. Зачем мне это надо?! Потом о чем будешь вспоминать — как игры продавал?

    — Вы забрали золотую медаль, выигранную в 1992 году со «Спартаком»?
    — Нет. Я даже не узнавал, положена она мне или нет. Сколько я тогда матчей сыграл?

    — Один. Против «Зенита» в Петербурге. За что Олег Романцев вас так невзлюбил?
    — Может, чем-то не угодил (Косолапов — воспитанник «Спартака». — «Спорт день за днем»). К тому же на моем месте играли Онопко, Пятницкий, Ледяхов. Все-таки, если людей берут, их надо ставить в состав. В 1992 году я вернулся из аренды в Тюмени, а мне Романцев снова говорит: «Ты доказывай, работай». А за мной уже три года ездил «Локомотив». Филатов приезжал домой, обещал, что буду играть, а не сидеть на скамейке запасных. После третьего раза я все же дал согласие. И нашел свою команду.

    — В Европе «Локомотив» прогремел осенью 1995-го, когда обыграл в Мюнхене «Баварию» 1:0. Сами поняли, как это произошло?
    — Конечно. Одиннадцать бойцов ждали шанса на контратаке. Получили его и забили. Тем более перед глазами был пример ЦСКА, сенсационно победившего «Барселону». А чем мы хуже?

    — Как же вы тогда потом сгорели дома 0:5?
    — Все-таки класс команды — он чувствуется. В Москве немножко не хватило опыта. Надо было снова сесть в оборону, но на стадион пришли 27 тысяч, и у нас загорелись глаза. Хотя, если бы не Оливер Кан, еще неизвестно как бы все закончилось.

    — Семин разве не предупреждал, что надо играть осторожно?
    — У него самого горели глаза, когда он давал установку. Если бы его можно было выпустить, он бы сам вышел играть.

    — Когда вы играли, все рвались на Запад. Сейчас, наоборот, никто не едет. Это российская премьер-лига так выросла?
    — Просто российские клубы поднялись в деньгах, а в Европе кризис. Конечно, футбол тоже вырос, но не настолько, чтобы молодой игрок приходил в команду и просил зар­плату 20 тысяч долларов. Нонсенс! Есть еще один момент. Мы привыкли играть в командный футбол, а на Западе больший упор на индивидуальные действия. Заиграют только яркие личности.

    — В России есть такие?
    — Алан Дзагоев. Но ему еще рано ехать, надо сначала окрепнуть.

    Белек — Санкт-Петербург


    Подпишитесь на рассылку лучших материалов «Спорт день за днём»

     


    Эксклюзив: легендарный тренер Геннадий Машьянов в программе «Первая перчатка»