• Миллер раздал медали, Прядкин поздравил «Динамо»

    «Зенит» — чемпион! Репортаж с награждения победителей

    01.06.15 00:54

    Читайте Спорт день за днём в

    «Зенит» перестал играть обычные матчи. Против «Уфы» — золотой, с «Локомотивом» — праздничный, чемпионский. И там, и там обошлось без аншлага. Разлюбить «Зенит» вроде не могли. Дорогие билеты? Корреспонденты «Спорта День за Днем» наткнулись у касс «Петровского» на юного болельщика, звонившего, видимо, кому-то из родителей: «Билет стоит две с половиной тысячи. У меня не хватает денег. Я взял у тебя карточку. Можешь сказать мне пароль?»

    В тот момент парнишка еще не знал, что на зрительском кресле его ждет золотая картонная звезда. Главный символ футбольной весны в Петербурге. Осенью 2010-го болельщики «Зенита» размахивали на последнем матче картонным кубком. Сейчас дождались звезды. Что там следующее на очереди? Победа в Лиге чемпионов? Выходит, что так. Однако осторожный Андре Виллаш-Боаш вряд ли озвучит такую цель. Он даже на ничего не значащий матч против «Локомотива» не поставил Аршавина с Кержаковым, а Евсееву дал всего десять минут. Формально Виллаш-Боаш, конечно, прав. Только 37-летний португалец определяет, кто играет, а кому сидеть рядом с ним на лавке. Но понравится ли такая принципиальность боссам «Зенита»?

    Все они, естественно, были на матче: гендиректор Максим Митрофанов, президент Александр Дюков и Алексей Миллер, у которого нет официальной должности. Правда, все и так знают, кто главный человек в «Зените». Поэтому никто не удивился, когда Миллер пошел вручать медали. Изредка подключался президент РФПЛ Сергей Прядкин. Его клиентами были ребенок Виктора Файзулина, Виллаш-Боаш, Анатолий Тимощук. Халк чуть не влез без очереди. Пришлось бразильцу подождать, пока свое законное золото получит Кержаков. Не пригласили только троих молодых игроков: Рамиля Шейдаева, Егора Бабурина и Алексея Евсеева. Последний потом признался, что медаль ему так и не дали. Зачем тогда его выпустили на поле? Равно как и голкипера Егора Бабурина. Для Шейдаева медаль все же нашлась — в раздевалке «Зенита» он уже был с золотом на шее. Чудеса да и только.

    Пространных речей на празд­нике никто не произносил. Миллер подождал, пока затихнет «вираж», и сам прокричал: «С праздником, футбольная столица! Теперь только вперед к новым победам. Мы рождены, чтобы выигрывать. Мы — “Зенит“. И нам это нравится». Прядкина нещадно освистали, но на свою беду он тоже шагнул к микрофону: «Поздравляю с победой… уважаемое руководство футбольного клуба “Динамо“». Услышав такой пассаж, Митрофанов от души рассмеялся, а глава премьер-лиги поскорее свернул свою речь. «Зенит» отправился на круг почета. На этот раз появился золотой дождь, а из динамиков звучало бессмертное We are the chempions. Фанаты тоже заготовили свои песни. И футболисты «Зенита» от души поплясали с ними в конце праздника, совершенно не замечая стоявших рядом омоновцев.

     

    Дальше были распитие шампанского из нового трофея, поездка в открытом автобусе и тихое возвращение на «Петровский». «Андре, можно еще одно фото», — умоляли оставшиеся болельщики Виллаш-Боаша. Португалец повиновался. Представители «Спорта День за Днем» набрались наглости и спросили, остается ли португалец в Петербурге. Александр Дюков в прямом эфире «НТВ-Плюс» почему-то сказал, что на это он только надеется. Увы, Виллаш-Боаш оставил свои намерения при себе. Только перекинулся парой фраз с Максимом Митрофановым, который подловил машину португальца у речного ресторанчика. Водитель клубного автобуса, ехавшего следом, видимо, не знал, кто с кем беседует, и дал гудок. «Не балуй!» — весело погрозил пальцем Митрофанов. «Максим Львович, с победой», — окликнули гендиректора «Зенита» корреспонденты «Спорта День за Днем». Лучше бы мы этого не делали. Митрофанов решительно замахал головой и быстро удалился в ресторанчик, по пути размахивая тремя пальцами. Что означал этот загадочный знак, никто из нас так и не понял…


    Подпишитесь на рассылку лучших материалов «Спорт день за днём»

     


    Эксклюзив: легендарный тренер Геннадий Машьянов в программе «Первая перчатка»