• Телекомментатор Геннадий Орлов: «Нам нужна революция!»

    Особое мнение

    14.07.14 23:29

    Читайте Спорт день за днём в

    Еще недавно представить чемпионат мира без Геннадия Орлова было невозможно, но впервые с 1974 года петербургский комментатор оказался вне главного футбольного события четырехлетия. В интервью «Спорту День за Днем» Геннадий Сергеевич рассказал о работе коллег, почему лучшим игроком мундиаля признали Лионеля Месси, а также о том, какая футбольная революция нужна в России.

    Бразилия потеряла свой авторитет

    — Несмотря на успешное выступление сборных из зоны КОНМЕБОЛ, чемпионом мира все равно стала команда из Европы. Причем сделала это на чужой территории. Считаете ли вы это сюрпризом?
    — Это логично, ведь все лучшие футболисты Латинской Америки играют в Европе. Европейские сборные берут высокой организацией игры, тактикой, тренерским потенциалом. Луи ван Гал и в особенности Йоахим Лев подтвердили, что их тренерская мысль побеждает Луиса Фелипе Сколари и Алехандро Сабелью. В одной только Германии несколько тысяч, а то и десятков тысяч тренеров юношеских команд! Это самый главный упрек нашей стране. Футбольная революция в России как раз и должна в первую очередь привести к тому, чтобы появились тысячи новых тренеров. Мы вместе с тренером Марком Рубиным занимаемся лицензированием детских и юношеских тренеров, поэтому я знаю, о чем говорю. Надо брать пример с Германии, где юные футболисты обучаются у квалифицированных специалистов. Победы бундестим основаны как раз вот на этом фундаменте.

    — Были ли у вас в финале дополнительные симпатии в отношении аргентинцев с учетом наличия в их составе представителя «Зенита»?
    — Я хотел, чтобы Аргентина победила. Был в этой стране на чемпионате мира, она мне очень понравилась. У них самые красивые песни о футболе! А аргентинские девушки падают в обморок, когда забивают в ворота их сборной, — больше никто в мире так близко не принимает это к сердцу. Что же до Гарая, то да, это серьезное подспорье, но он, к сожалению, запомнился грубым приемом, нокаутировав соперника. Жесткий парень.

    — Остались ли вы довольны качеством футбола в решающем матче?
    — Немцы оказались на порядок выше соперника. Если раньше я любил называть Германию танком, который все давит, то на этот раз они продемонстрировали высочайшее исполнительское мастерство. Причем они не ехали по какой-то колее, а постоянно импровизировали, забив потрясающий гол! У Паласио был момент еще лучше, чем у Гетце, вот только грудь у аргентинца оказалась деревянной. В этом и чувст­вуется разница в классе.

     

    — На четырех последних чемпионатах мира и двух чемпионатах Европы бундестим как минимум доходила до полуфинала. Можно ли сказать, что мы живем во времена немецкого «ига»?
    — В среднем на каждом матче в Германии собирается больше 40 тысяч болельщиков, у них прекрасные стадионы, великолепные условия. Сезон назад «Бавария» была победителем Лиги чемпионов. Очевидно, что эта страна задает тон в футболе, являясь примером для подражания. Та же Бразилия свой авторитет уже потеряла.

    — Когда Лионеля Месси признали лучшим игроком ЧМ-2014, вам не хотелось воскликнуть: «За что»?
    — Нет, потому что я понял, почему чиновники ФИФА так поступили. Им хотелось, чтобы кто-то из лауреатов индивидуальных наград представлял Южную Америку. Они мыслят геополитически. Конечно, Роббен был намного полезнее и ярче на этом чемпионате, но в одном из матчей, как показалось многим специалистам, он заработал пенальти с помощью симуляции, а ФИФА ревностно следит за фейр-плей. Месси никогда не симулирует, поэтому равняться можно и нужно именно на него, а не на акул вроде Луиса Суареса.

    Небрежный русский язык и Джеймс Родригес

    — Расскажите, каково вам было наблюдать за мировым первенством со стороны?
    — Я с удовольствием посмотрел и послушал футбол, хотя коллеги меня немного поразили (улыбается). Еще в XIX веке наши классики смеялись, говоря о смеси французского с нижегородским. А сейчас была смесь нижегородского с латиноамериканским. Особенно в этом преуспели отдельные комментаторы. Ну зачем идти у кого-то на поводу? Должен быть свой стиль. Талант — это когда ты самобытен. И конечно, небрежный русский язык: было очень много глаголов, которые произносились неправильно. Можно хоть целый список составить. Я был даже поражен. Но что там комментаторы, если на ВГТРК и Первом канале даже в выпусках новостей неправильно ставят ударения. По-русски надо говорить правильно.

    — То есть не могли абстрагироваться от комментариев и сконцентрироваться просто на просмотре футбола?
    — Естественно. Это же моя профессия, поэтому слежу за всем. Что касается произношения фамилий тренеров и игроков, мы, русские комментаторы, можем называть их как только хотим! Потому что наших футболистов иностранцы называют как хотят. Я сейчас нахожусь в Швейцарии, поэтому половину чемпионата смотрел с российскими комментаторами, а затем все-таки стал слушать местных. Так вот, швейцарский комментатор называл футболиста, которого мы знаем как Кюйта, Куйта и Кайта, — Койтом! Новый вариант (смеется).

    — Какая команда или игра оставили самое неизгладимое впечатление?
    — Для меня это все-таки кон­кретный футболист, которого зовут Джеймс Родригес. Это настоящее явление в футболе на долгие годы! Мы же его видели еще в «Порту» против «Зенита». Он необыкновенно вырос и уже вошел в комнату, в которой находятся только «селебритис». Фалькао уже пройден, впереди только Месси, Роналду и Ибрагимович. Если он действительно перейдет в «Реал», то заблистает там. Что касается команды, то это, конечно, Германия. Абсолютно заслуженное чемпионство.

    Выпить шампанского, и в атаку!

    — Сейчас, по прошествии времени, ваши оценки выступления сборной России как-то изменились?
    — Наша извечная проблема заключается в том, что любая копия хуже оригинала. Надо обязательно вырабатывать свой стиль, который соответствовал бы характеру русских людей. Это риск — выпить шампанского и под куражом пойти в атаку! Прагматизм — не наше. Дай Бог успехов Фабио Капелло, но играли мы как рак, который постоянно пятится в кусты.

    — Стало ли ошибкой продление контракта с Капелло до чемпионата мира?
    — Это не так важно, нужно говорить о другом. Клуб — это одно, сборная — совсем другое. Считаю, что у национальной команды должен быть отечественный тренер. Что осталось после Хиддинка и Адвоката? Что останется после Капелло, какое наследие? Не получилось даже готовить своих тренеров рядом с этими специалистами. В Германии есть некая преемственность, а у нас каждый раз — с чистого листа.

    — Сейчас как раз и говорят о том, чтобы в тренерском штабе Капелло были россияне.
    — Александр Бородюк-то работал в сборной при Хиддинке, почему же ему тогда ее не передали? Так и с Сергеем Семаком будет, которого хотят включить в штаб сборной сейчас.

    — На домашний турнир — 2018 смотрите со скепсисом?
    — Вот взяли мы человека в шорт-треке, выигравшего нам три золотые медали на Олимпиаде в Сочи (Виктор Ан. — «Спорт День за Днем»). А толку? Вы видели соревнования города или района по шорт-треку? И зачем такие медали, если вид спорта не развивается? Конечно, у меня нет особо большого настроения после чемпионата мира. Нужна футбольная революция в обучении тренеров. Пускай категории PRO дает РФС, а категории A отдаются в регионы — на Северо-Запад, в Краснодарский край, потому что людям дорого ехать учиться в Москву. Россия прирастает регионами, это давно известно. Там талантов намного больше.


    Подпишитесь на рассылку лучших материалов «Спорт день за днём»

     


    Эксклюзив: легендарный тренер Геннадий Машьянов в программе «Первая перчатка»