• Агент ФИФА Олег Артемов: «Фанаты «Тоттенхэма» называют Павлюченко по имени — Роман»

    03.10.08

    Автор: Спорт день за днём

    Читайте Спорт день за днём в

    Агентский бизнес. Было время, когда мы относились к людям, устраивающим переходы игроков из клуба в клуб, негативно — дескать, наживаются, пользуются тем, что в футболе крутятся неучтенные деньги, мутят воду. Пришла пора — и все изменилось. Сейчас можно смело констатировать: агенты — одна из важнейших составных частей общего целого. Крепежная деталь конструкции, регламентирующей отношения между сторонами, участвующими в процессе, ведь по роду деятельности им приходится контактировать и с руководителями клубов, и с тренерами, и с игроками.

    Олег Артемов — одна из заметных фигур на этом рынке. Он и его партнеры представляют интересы около семидесяти футболистов, среди которых Роман Павлюченко, Павел Погребняк, Олег Иванов, Александр Самедов, Алексей Ребко, Роман Шишкин, Денис Глушаков, Дмитрий Тарасов…

    Сон в руку

    Наш разговор постоянно прерывается звонками. Собеседник извиняется, просит на время выключить диктофон, бросает в трубку несколько фраз и снова включается в беседу.

    — Телефон приходится заряжать дважды в сутки, — признается Олег Артемов и тут же делает еще одно признание. — Знаете, я ведь до сих пор не давал пространных интервью. Однажды попросили принять участие в телепередаче…

    — Вы негативно относитесь к ­прессе?
    — Нет, просто мы люди не пафосные. Работаем потихоньку, делаем свое дело. К чему выпячиваться? Я и сейчас удивлен, почему ваше издание проявило интерес к моей скромной персоне.

    — Начнем с того, что два ваших игрока забили голы Уэльсу в новом отборочном цикле. Второе, не менее важное — после Евро кого только не сватали за границу, но в итоге уехал только Павлюченко.
    — Да, трансфер Романа мы можем занести себе в плюс. Это был наш первый контракт, заключенный за рубежом. Думаю, справились неплохо.

    — Тоже ведь как-то по-тихому получилось. Деннис Лахтер с анонсами перехода Аршавина пару месяцев с первых полос не сходил.
    — На самом деле «Тоттенхэм» давно за Романом следил. На него обратили внимание еще до того, как он англичанам два гола забил. Приезжали в Москву, наблюдали. Потом на чемпионате Европы присматривались.

    — Недавно в нашей газете публиковалось интервью известного агента Андреа Банфи. Он рассказал, что в Италии есть предубеждение против игроков из России. Не потому, что мы хмурые и нелюдимые, а из-за отсутствия европейских паспортов. А как к вам отнеслись в Англии?
    — Очень доброжелательно. И потом, здесь другие законы. Чтобы получить разрешение играть, нужно иметь 75 процентов матчей за сборную в последние два года. Роману поначалу не хватало трех игр, поэтому специальный человек из клуба двое суток делал подборку видеоэпизодов из матчей с участием Павлюченко начиная с 2006 года. По разделам: как он открывается, как делает забегания, голевые моменты, реализация, пас длинный и короткий, игра головой и так далее. С диском представители клуба должны были отправиться в английскую федерацию футбола, чтобы доказать специальной комиссии, что Роман достоин выступать в премьер-лиге. В итоге все это не понадобилось, мы предоставили письмо из РФС с подтверждением, что Павлюченко не принимал участия в нескольких матчах за сборную из-за травмы. Так что запись «разбора» игры Романа я забрал себе на память.

     

    — Все это было еще до Евро. Почему же отъезд получился таким скоропалительным? Роман отправился в Киев, но чуть ли не с полдороги вернулся.
    — Он долго колебался и, честно говоря, больше склонялся к переходу в «Локомотив». Его там хотели видеть, предлагали неплохие условия.

    — Почему Павлюченко твердо решил уйти из «Спартака»?
    — У меня был игрок Гена Нижегородов, он до сих пор выступает за одесский «Черноморец». Когда у него заканчивался контракт с «Локо», он сказал, что хочет сменить обстановку. Я его понял. Если просыпаешься изо дня в день, из месяца в месяц и знаешь, что у тебя будет сегодня и завтра, летом и зимой, то наступает некое пресыщение. То же самое было и у Павлюченко.

    — То, что удалось забить в одной из первых игр за «Тоттенхэм», — хорошее подспорье?
    — Не то слово! Психологически это очень важный гол. Накануне Роману звонила жена Лариса — она с ребенком пока в Москве ждет визу — и рассказала, что видела сон, как он забивает. Как говорится, сон в руку. Гол действительно получился хорошим, в стиле Павлюченко.

    — Романа не назовешь замкнутым человеком. В коллектив он должен влиться легко…
    — Надеюсь, так и будет. Он ежедневно занимается с преподавателем английского языка. Языковой барьер мешает. В первом тайме того же матча с «Ньюкаслом» Рома играл не совсем так, как хотел тренер. В перерыве ему объяснили, и это принесло свои плоды. А то летал по полю, аж ноги сводило. Ему нужно поскорее адаптироваться. Встретили его очень тепло. Я провел в Лондоне пять дней, вместе приезжали на тренировки, вместе уезжали. Своими глазами видел болельщиков в майках с девяткой и его фамилией. В Англии есть специализированные магазины, где можно купить футболку и сразу же попросить нанести на нее номер и имя любимого игрока.

    — Наверное, для англичан фамилия Павлюченко — что-то непроизно­симое?
    — Это еще к ним Низамутдинов с Билялетдиновым не приехали, — смеется Артемов. — Но фанаты «Тоттенхэма» легко приспособились. Они называют Павлюченко по имени — Роман.

    Погребняк под прицелом

    — Летом многие прогнозировали массовый отъезд россиян за границу. Заинтересованность в наших игроках — больше слухи или реальность?
    — После чемпионата Европы много людей на Западе держались за голову из-за того, какой гигантский качественный скачок мы сделали. Павлюченко стал первым из «сборников», кто уехал, но он не последний, я уверен.

    — Значит, у нас все-таки есть товар для экспорта?
    — Раз есть спрос, есть и товар. Такие ребята, как Жирков и Акинфеев, по уровню мастерства готовы выступать за клубы-гранды. Не только они — Аршавин, Анюков, Погребняк. Думаю, и от Семшова вряд ли отказались бы. Трудоустроить этих игроков можно без особого труда, еще и поборолись бы за них западные клубы. Но ведь проблема в том, что некоторые наши футболисты просто не продаются. Приходят к ним, говорят: мы хотели бы купить Иванова, Петрова или Сидорова. Отвечают: Иванов, Петров или Сидоров не продаются. Они у нас всем довольны, мы ими довольны тоже. Но это общеизвестная практика. Достаточно вспомнить, как Криштиану Роналду не отпустили в «Реал».

    — Погребняк и «Бавария» — такой альянс возможен?
    — Вполне. До реальных предложений дело не доходило, потому что были вопросы по Подольски — уйдет он или останется. Паша до сих пор находится в сфере интересов немцев. Погребняком, кстати, не только «Бавария» интересуется. Есть и другие клубы из других стран. У них ведь как: берут на заметку и наблюдают достаточно долго. Постоянно держат под прицелом нескольких игроков. Если образовывается проблемная позиция, уже готов список тех, кого можно пригласить. Никакого пожара — все происходит спокойно и планомерно. В том же «Тоттенхэме»: пошел на повышение Бербатов — взяли Павлюченко. Отказался бы Роман — у них было еще несколько кандидатов.

    — Помнится, еще совсем недавно мы считали, что у нас футболисты весьма среднего уровня.
    — Да, все с таким упоением об этом твердили! И вдруг оказалось, что «средние игроки» способны обыгрывать голландцев. Причем по игре. Если бы команды поменялись майками, многие в происходящее поверили бы больше. Самое главное наше достижение на Евро, на мой взгляд, не медали, а то, что изменилась психология. Сейчас необходимо продолжать в том же духе. А если что-то где-то не будет получаться, не поднимать волну пессимизма.

    Менеджмент не на уровне

    — Вам приходится контактировать и с игроками, и с тренерами, и с менеджерами. С кем тяжелее разговаривать?
    — В каждом клубе своя специфика, но общая проблема — отсут­ствие четкой иерархии. Решающее слово может оставаться за человеком, который фактически на работу не оформлен или по должности является каким-нибудь техническим помощником. Как в «Спартаке», например, где генеральный директор фактически не имел веса. В «Тоттенхэме» все предельно конкретно: финансовый отдел занимается финансами, тренер — тренирует, и никто не сует нос в чужие дела. Определен день и час, когда они собираются вместе, обсуждают стратегический план на ближайшую перспективу, и дальше действуют в рамках выработанной стратегии. У нас каждый занимается всем, и в итоге получаются чехарда и кавардак. Клубные тренеры — заложники общей ситуации. Допустим, тренер говорит: мне нужен такой-то игрок. Ему отвечают: этого нет, но есть еще лучше, и везут непонятно кого. Яркий пример — Торбинский. Чтобы удержать парня, нужно было просто увеличить ему зарплату. Вместо этого игрока сборной отдали «Локомотиву» практически бесплатно, а на его место приобрели за 5–6 миллионов Майдану, да еще положили аргентинцу зарплату, сопоставимую с той, какую можно было бы платить Торбинскому. О каком качестве менеджмента в данном случае можно говорить? Это ведь не проблема тренера — договариваться с игроком. Черчесов до последнего дня ставил Торбинского в состав, хотя было известно, что тот уходит. Обычная международная практика в таких случаях: уходишь — садись на лавку. Значит, у тренера с футболистом был контакт, а вот менеджеры со своей задачей не справились.

    — Долгое время трансферный рынок представлял собой дорогу с односторонним движением, мы только завозили игроков. Нет опасения, что зимой откроется движение в другую сторону?
    — У каждого есть контракт со своим клубом. Если поступит дей­ствительно достойное предложение, как по Павлюченко или по Жо от «Манчестер Сити», почему бы не отпустить? Сложность в том, что когда мы хотим приобрести хорошего футболиста, нужно чуть-чуть переплатить по трансферу, чуть-чуть выше положить зарплату. В итоге получаешь игрока, который порой, кроме денег, ничем не мотивирован. Русские ребята тоже пользуются спросом в Европе, но за них никто не собирается переплачивать. Вспомните, «Барселона» предложила за Аршавина 15 миллионов евро, в то время как «Зенит» просил 25. Мне кажется, питерцы правильно поставили вопрос: в таком случае отдайте нам Месси за 20.

    — В то же время Лапорта тогда сказал, что «Барса» одна, а Аршавиных много…
    — Будем надеяться, лет через 5–7 у нас появятся звезды первой величины и мы сможем говорить, что такой-то один, а желающих его купить много. Все зависит от того, как пойдут дела на международном уровне. В любом случае после Евро стало легче общаться. Если раньше в ответ на предложение из России звучало категорическое нет, сейчас в Москву, Питер, Казань уже готовы ехать. То есть в города с развитой инфраструктурой, где есть все необходимое для иностранцев, в том числе спецшколы для детей. Мы часто бросаемся из крайности в крайность: то сами себя хвалим, то посыпаем головы пеплом. А обратите внимание, как изменилось наше внутреннее первенство. Лет пять назад смотреть невозможно было: четыре команды играют, судьи непонятно как судят, результаты половины матчей легко прогнозируются.

    Хиддинк все еще наблюдает за Ребко

    — Ваш игрок не попадает в состав. Вступаете в диалог с тренером?
    — Естественно. Нужно же выяснить причины. В большинстве случаев тренеры оказываются правы, ведь ребятам трудно оценивать себя. Бывает, позвонишь, спросишь: «Как отыграл?» — «Отлично!» — отвечает. Потом смотришь запись и понимаешь, что парень слегка приврал. Тренер не враг себе, он не поставит в состав того, кто слабее. Если игроки примерно равны по уровню, могут сказаться личные симпатии или антипатии. Но чаще такого не происходит. Клуб меняем только тогда, когда не видим перспектив.

    — Как было, скажем, с Ребко? Но ведь и в «Рубине» он не при­жился…
    — Так ставить вопрос неправильно. Курбан Бердыев очень на Алексея рассчитывал и до последнего не хотел с ним расставаться. Ребко тоже в Казани все устраивало, за исключением одного: он не играл. Здесь надо понять тренера: команда идет на первом месте, каждое очко на вес золота. В середине поля есть Семак и Сибайя, которые стабильно дают результат, зачем что-то менять?

    — В «Москве» Ребко сразу стал твердым игроком «основы».
    — Мы разговаривали с Блохиным, его помощниками Балем и Кузнецовым. Это представители тренерской школы Лобановского. Они отмечают хорошую спартаковскую базу — мягкость, умение отдать умный пас. Если к этому всему добавить украинской жесткости и мобильности, получится неплохо. Тем более что у Алексея есть лидерские задатки.

    — Значит, не случайно Хиддинк обратил внимание на парня и занимался с ним индивидуально?
    — Хиддинк был инициатором его поездки на просмотр в «Твенте», где работал тренер, которого Гус хорошо знает. Но на позиции «опорника» там играют игроки сборных Голландии и Марокко, то есть Ребко готовы были взять на перспективу. А ему нужно получать практику сейчас. Атмосфера в «Твенте» была очень хорошая. Языковых проблем Алексей не испытывал, потому что там есть два русскоязычных футболиста. Еще месяц — и он бы там освоился.

    — Это было зимой?
    — Леша, ты в каком месяце ездил в Голландию? — Артемов в ответ на вопрос набирает номер Ребко и тут же передает. — В конце ноября 2007-го.

    — Вообще часто приходится вступать в конфликты, защищая интересы своих игроков?
    — Основные споры возникают в момент подписания контракта. Дальше все предельно ясно: есть документ, регламентирующий отношения.

    — А при заключении соглашения о чем спорите?
    — По-разному случается. Например, не каждый клуб соглашается прописывать в контракте сумму отступных. В последнее время стало модно включать в контракт пункт, запрещающий давать интервью, из-за которых может пострадать репутация клуба. То есть либо хорошо, либо ничего.

    — В нашем государстве любую фразу при желании можно истолковать двояко…
    — Не только в нашем. Вот, например, Павлюченко на днях позвонил из России знакомый журналист. На следующий день интервью было опубликовано в одной из спортивных газет, а еще через день перепечатано в Англии. Романа вызвал пресс-атташе «Тоттенхэма» и строго предупредил: впредь все общение со СМИ только через пресс-службу клуба.


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий