• Дзюба, матерщинник Малком и расстройство Кругового: Интервью с экс форвардом «Зенита» Станиславом Крапухиным

    Один из немногих нападающих-воспитанников, получивших шанс в основе в последние годы

    23.04.22 10:52

    Дзюба, матерщинник Малком и расстройство Кругового: Интервью с экс форвардом «Зенита» Станиславом Крапухиным - фото

    Фото: ФК "Зенит"

    Читайте Спорт день за днём в

    «Американские горки» – так к 24 годам охарактеризовал свою карьеру воспитанник «Зенита» Станислав Крапухин.

    Форвард провел в петербургской команде сезон 2017/18, перешел в «Томь», где не забивал, потом – в команду ПФЛ «Новосибирск», где тоже провел неудачный отрезок.

    Апогеем «американских горок» стал сезон 2020/21. Перед его стартом Крапухин не прошел просмотр в «Ленинградце», потренировался с «Звездой», но вернулся в «Зенит».

    Непригодившийся клубом ПФЛ нападающий тренировался с основой чемпиона РПЛ, забивал на сборах. Сыграл три матча в РПЛ, проведя суммарно 16 минут на поле. Параллельно – стал лучшим бомбардиром и игроком ПФЛ, забив 19 мячей в 29 матчах за «Зенит»-2. 

    После сезона главный тренер «Зенита»-2 Владислав Радимов сказал, что футболист «перерос» ПФЛ. Стоит идти дальше. Но Крапухин предпочел чемпионат Латвии ФНЛ и РПЛ. Главная мотивация, по его словам, в возможности игры в еврокубках.

    Крапухин дебютировал в Европе, где «Рига» неожиданно для многих вылетела в квалификации Лиги конференций, проиграв гибралтарскому «Линкольну».

    Нападающий забил три мяча за «Ригу» в 11 матчах, зимой перешел в аренду в «Ауду» – клуб-дебютант Вирслиги (Высший дивизион Латвии). После семи туров текущего сезона «Ауда» идет пятой (в турнире играют 10 команд). Крапухин провел пять матчей, забил мяч. За семь матчей команда из Кекавы вонзила четыре мяча.

    Ниже – интервью с Крапухиным о игре за «Зенит»-2, «Зенит», Латвии и многом другом.

    Цитаты:

    – В Латвии спокойно и чисто. Всегда были положительные впечатления о Риге;

    – Они сказали, что я перерос «Зенит»-2, но не дорос до основного «Зенита»;

    – Радимов сказал: «Стас, вторая лига съела много карьер. Здесь можно застрять надолго»;

    – Почему не перешел в «Ленинградец»? Главный тренер Денис Бушуев сказал, что у них есть два воспитанника СШОР «Зенит», а я – из академии «Зенита»;

    – Заковырнул бы я с «Уралом», то глядишь, играл бы за «Зенит»;

    – Я понимал, что порой действую совсем коряво. Забиваю щитками. Похоже на стиль Заболотного;

    – Дзюба – самый техничный высокий нападающий, с которым тренировался. Еще он делал атмосферу в раздевалке, в автобусе. Позитивный и смешной;

    – Ловрен ничем не выделялся. Чистяков выглядит примерно так же

    – Бразильцы показывали Дзюбе один жест и смеялись;

    – Думал, что я – третий нападающий потому, что Дриусси постоянно с фланга играл. Его не наигрывали центрфорвардом не тренировках;

     

    – Кругового расстраивало, что у Дугласа Сантоса нет спадов;

    – Малком – самый «русский» из легионеров;

    Тренер-хорват говорил: «давайте накидывайте больше слов на русском!»

    – «Ауда» с этого года базируется в Риге, на той же базе, что и ФК «Рига». Домашние матчи проводим в Межапарке на искусственном поле. Пожалуй, лучшем ненатуральном в Латвии. — начал Крапухин.

    – «Ауда» – фарм-клуб «Риги»?
    (смеется) Наверное, нет. Просто много парней пришли из «Риги», есть такая договорённость. А так мы – принципиальные соперники. Эти разговоры напоминают то, о чем говорят про «Зенит» и «Сочи».

    – Все, вопросов нет на эту тему. В команде немало легионеров, главный тренер – хорват, Томислав Стипич. На каком языке общаетесь?
    – Чаще – на английском. Главный тренер учил русский в школе. Иногда пытается подсказать по-русски. Вспоминает язык эти два месяца, что мы работаем. С каждым разом все лучше у него получается. В команде мы, латыши, украинцы и русские, общаемся на русском. 

    Он иногда подключается. Говорит: «Да, давайте больше накидывайте слов на русском!». Он собирается съездить на стажировку в «Динамо» к Сандро Шварцу. Поэтому ему нужно вспомнить русский язык. Думали, что мы будем учить английский или хорватский, а получилось наоборот – мы учим тренера.

    – Футбол в Латвии – больше русскоязычный. Баскетбол – больше латышскоговорящий.
    – Да, в команде мы говорим на русском. В команде нет тех ребят, кто знает только латышский. Есть те, кто не знают английский.

    – Какие ожидания и стереотипы о Латвии подтвердились, какие — нет?
    – Я не в первый раз в Риге. Был здесь в детстве. Всегда были положительные впечатления о городе. Знал, куда еду. Мне очень нравится! Здесь спокойно, чисто. Люди общаются на русском языке.

    – Рига – мегаполис по сравнению с другими городами. Вот там действительно спокойно. В других городах был?
    – Только в Юрмале, в ноябре. Чуть-чуть прогулялся, посмотрел на побережье, сходил в баню. Еще мне рекомендовали место, не помню название, где очень красивая весна, природа. Рекомендуют в начале мая. В стране очень много живописных мест.

    0ab528de-4cb2-462b-ada4-d7ec8404c150.jpg

    Выходил с настроением, но потом – первое поражение, второе, третье… Это деморализует

    – Что скажешь про уровень футбола?
    – Ожидал, что три-четыре команды будут на уровне РПЛ, хотя бы второй восьмёрки. Оказалось, что только две-три команды только конкурентоспособны, на уровне Лиги конференций. 

    – Ты ждал, что уровень футбола будет выше. Начал хорошо – два гола и результативная передача в первом матче. Потом – ни одного. Какая была бы результативность, будь уровень действительно тем, который ты ожидал? И чем причины твоих результатов?
    – В «Риге» я начал в Кубке, забил первым касанием, все получалось. Но потом начался неприятный период. Злополучный Гибралтар («Рига» вылетела в плей-офф ЛК в матчах с «Линкольн Ред Импс» 1:1, 1:3, – прим. «Спорт День за Днем»). И этих матчей началась черная полоса – много игр без побед. Тренера сменили. И мы, если честно, не понимали, во что нам играть. И это копилось как снежный ком. Мы понимали, что попадем в Лигу конференций, с третьего места, четвертого, а это было уже не важно, ведь для «Риги» нет никакого другого места, кроме первого.

    – Значит, это был не только твой спад, а кризис команды?
    – Да. Об этом говорили все. Мы между собой собирались, говорили, что нет такого, кто выпадает из игры. Поняли, что апатия есть у всей команды. Никто не понимал, что делать. Мы собирались, проводили теорию, пытались понять, что делать, много разговаривали с руководством. Но хорошо, что в «Ригу» пришел классный тренер, наладилась игра.

    – Пытались выяснить причины, проводили теорию, общались с руководством. Разве не тренер должен этим заниматься?
    – Тогда Андрис Рихерстс, главный тренер, ушел. Исполняющим обязанности был тренер по физподготовке [Кристапс Бланкс] С ним было сложно коммуницировать. У нас был шанс стать вторыми в истории Латвии после «Вентспилса», кто вышел в групповую стадию еврокубков. И вылет от Гибралтара нас морально надломил.

    – На твою результативность могло повлиять ожидания того, что уровень футбола будет выше?
    – Возможно. Но я приехал с запредельной мотивацией. У меня была скомканная предсезонка, находился без команды. Я полагал, что все идет правильно. И у меня никогда не было такого старта, чтобы я сразу забивал и отдавал. Думал, что все отлично. Выходил с теми же мотивацией и настроением, но потом – первое поражение, второе, третье… Это деморализует. Потом мы проиграли аутсайдеру – это добило.

    – Как ты мог позволить поражениям заставить опустить руки? Ты играл в «Томи», «Новосибирске» – командах, которые, мягко говоря, не всегда выигрывали. Опыт поражений и спадов есть.
    – Да, то, что случилось в «Риге» не стало для меня откровением. Но так получилось. Кстати, в «Томи» была другая ситуация. Мы терпели, что нам не платили зарплату. Но у нас был результат, мы боролись за выход в РПЛ. В «Новосибирске» – да, я провёл неудачный сезон. Уходил из «Томи», команды ФНЛ, во вторую лигу, где должен был показать разницу. Но там вообще… Одиннадцать матчей и ноль голов. Очень недоволен.

    f27449bc-91d3-4e97-a6ce-945eb87f5df1 (1).jpg

    – Я кому, что разве этот опыт не мог сделать тебя более стресоустойчивым, закалить?
    – Согласен. Но в футболе не все зависит от одного игрока. И не только от игроков.

    – Кто был инициатором аренды в «Ауду»?
    – И я, и «Рига». Совместное решение.

    – Почему так решили?
    – В руководстве сказали, что после сезона придет новый главный тренер из Германии – Торстен Финк. У него есть шорт-лист, в который я не вхожу. Они сказали, что рассчитывают на меня и не хотят разрывать контракт. И были бы рады, чтобы я находился на виду. Возможно, что я смогу летом помочь команде в чемпионате или еврокубках.

    – Новый сезон ты начал с другими ощущениями?
    – Чувствую себя очень хорошо. Наконец-то провел полноценную подготовку с командой. Ведь и в «Зените» я тренировался в межсезонье то с одной командой, то с другой. И с «Ригой» я летом не провел полноценной подготовки. А сейчас – наконец-то с января по март находился в коллективе. Есть игривая практика, забивал на сборах. Сейчас главное, как бы это странно не звучало (усмехается) – начать забивать.

    – Зачем ты противоречишь Вадиму Евсееву? О ведь все разложил: «У нас футбол в чем заключается? В забивании голов, что ли?»
    – (усмехается). Для тренера, скорее всего, важнее, чтобы ноль в обороне был. Для нападающего, который давно не забивал, важно, чтобы команда выигрывала, участвовать в победе.

    Из ФНЛ сложно выбраться

    – Ты стал лучшим бомбардиром в ПФЛ, но ушел из «Зенита»-2 свободным агентом. Почему не предложили продлить контракт? Команде не нужен лучший бомбардир?
    – Они сказали, что я перерос «Зенит»-2, но не дорос до основного «Зенита». Не видели во мне перспективу. Сказали, что, к сожалению, не могут предложить контракт. Помогали с трудоустройством, предложили пару вариантов, но они меня не устроили.

    – «Перерос» – это про уровень футбола, или про возраст?
    – В совокупности. Я там был как ветеран – 23 года. Стал лучшим бомбардиром и лучшим игроком. Тренер мне сказал, что во второй лиге не нужно оставаться, надо двигаться дальше.

    – Радимов не сказал, что ты нужен команд?
    – Он сказал: «Стас, вторая лига съела много карьер. Здесь можно застрять надолго».

    – Правда, что ты отказался от перехода в «Уфу» летом?
    – Нет. Были разговоры про «Уфу» в январе, во время сборов с «Зенитом». Я написал агенту, спросил у руководства. Мне ответили, что конкретики нет, предложения контракта. Возможно, я был в шорт-листе «Уфы», и фамилии попали в прессу. Кто-то решил, что мне предложили контракт, но такого, к сожалению, не случилось.

    – Мне эта история кажется странной. 23-летний лучший бомбардир и игрок ПФЛ уехал в Латвию свободным агентом. Неужели из России не было предложений?
    – Были предложения «Кубани» и липецкого «Металлурга». Но я решил, что лучше побороться за еврокубки, пусть они начинаются и с ранних стадий. А ФНЛ – это второй по силе чемпионат России, из которого сложнее выбраться. К тому же, латвийский чемпионат просматривают европейские скауты.

    – Мотивация была такая – начать в европейском футболе, пусть и не самого высокого уровня, потом переехать в чемпионат посильней?
    – Да. Тем более, что в ФНЛ я поиграл с «Томью» и «Зенитом»-2. И, если честно, меня очень сильно напрягали эти перелеты. Не выспался сильно. Помню эти рейсы в 04:00 утра из Томска в Москву! Столько нервов потратил! Не хотелось к этому возвращаться. Думал так: «Если есть возможность поиграть в чемпионате Латвии, то почему нет?». Пока у меня была такая статистика, я мог заинтересовать их. Латвия – это хорошая возможность.

    Был на просмотре в команде, у которой поле находится на ферме

    – В Латвии вы перемещаетесь на автобусах. Есть и длинные переезды. Сейчас самый длинный до Даугавпилса (232 км).
    (смеется) После ФНЛ и девяти часов в самолете, три с половиной часа до на автобусе Даугавпилса – это самый комфорт! Большинство команд базируются в Риге. Самые дальние выезды – это в Лиепаю (216 км), Даугавпилс и Валмиеру (108 км). По сравнению с Россией… Такой отходянк был после полетов Хабаровск, Владивосток! Нужно после них три-четыре дня чтобы прийти в себя, акклиматизироваться. Под один выезд нужно много времени планировать, и это выбивает из тренировочного процесса, из нормального психологического состояния.

    – Интересно. В 2020-м Александр Горшков, тренировавший «БФЦ Даугавпилс», сказал мне, что ему «проще летать в ФНЛ, чем провести шесть часов в автобусе в Латвии». Когда он работал, самым дальним выездом был Даугавпилс — Вентспилс (406 км). У его команды переезд занял шесть часов, они практически сразу выходили на поле из автобуса.
    – Да, они ездили на более дальние расстояния. Но мне выезды на автобусе даются легче. Не нужно проходить предполетные процедуры, сидеть по два часа в ожидании рейса. Сел – поехал, книжку читаешь, сериал смотришь.

    – Что выберешь – вернуться в Россию или переехать в чемпионат, где платят меньше? Например, туда, куда чаще переезжают прибалтийские футболисты – Польшу, Скандинавию?
    – Хочу зарекомендовать себя в Латвии, сделать хорошую статистику и продолжить прогрессировать. Сейчас только-только получается практиковаться немного на английском, начинаю общаться с разными людьми. Мне это интересно. Хочется подняться по карьерной лестнице – за какой-нибудь мечтой – Ла Лигой, Бундеслигой, АПЛ.
    13518d5e-4076-4c0f-aeff-3259647cf594.jpg

    – Но все-таки – Россия, где больше платят в футболе или Финляндия и Норвегия (нетоповые клубы), где футболисты, по сравнению с Россией, зарабатывают копейки?
    – Финляндию и Норвегию. В перспективе — играть в сильном чемпионате, в клубе с высокими задачами. Хочу добраться до той цели, которую поставил в детстве.

    – Ты проходил просмотр в «Спартаке» из Суботицы через некоторое веря после ухода Андрея Чернышова. Он причастен к приглашению?
    – Нет. Если честно, я не знал, что он тренировал эту команду. Я пробыл там два дня, меня практически сразу отсеяли… Но клуб там, конечно. Команда тренируются в деревне. Поле находится на ферме (усмехается). Раздевалки – будто в каком-то погребе. Интересные впечатления!

    – Романтика?
    – Да!

    – Сезон 2020/21 – поразительный для тебя. Сперва ты не прошел просмотр в «Ленинградце», потом два месяца поиграл в «Звезде», подписал контракт с «Зенитом-2», тренировался и выходил за основную команду, стал лучшим бомбардиром ПФЛ. Почему такие перепады и что это было? Кто был инициатором твоего возвращения в «Зенит»?
    – Инициатором был Иван Евгеньевич Шабаров. Сейчас он старший тренер сборной России U18. А ситуация – да, настоящие американские горки. Было интересно. 2020-й многим запомнился пандемией, а мне другим. В начале года был «Новосибирск», потом возвращение из аренды в Томск. Там мне сказали, что я им не нужен, разорвали контракт. И вот, я искал команду.

    Получилось, что три недели я сидел на месте – никаких новостей, никуда не мог поехать. Был никому не нужен. Но позвали в «Ленинградец». Тренировался две недели с ними, хорошо себя чувствовал. У них были два нападающих. И главный тренер Денис Бушуев сказал мне, у них есть два воспитанника СШОР «Зенит», а я – из академии. Сказал, что на меня рассчитывали, но предполагали, что моя физическая форма будет лучше. Сказал, что меня могут взять третьим нападающим, и что мне стоит ждать своего шанса. Но потом посоветовал поискать другую команду.

    – Произошедшее – часть конфликта между академией и СШОР?
    – Не думаю. Зачем им тогда было брать меня на просмотр? Но, может, часть правды в этом есть. Хотя… или это совсем уже темные игры – взять на просмотр человека из академии и психологически его убить (смеется).

    Заковырнул бы я с «Уралом», то глядишь, играл бы за «Зенит»

    – Часто говорят о «шансах» для молодых игроков в «Зените». Ты сыграл три, девять и четыре минуты за основу. Считаешь это шансом? Что возможно показать за такое время?
    – Да, считаю это шансом. К тому же, у меня были, какие-никакие, моменты. Конечно, хотелось больше времени. На сборах я забивал за основу. И понимал, что могу играть на этом уровне. Мало времени, да, но я благодарен за такую возможность. Меня, из ПФЛ, взяли в РПЛ. Осуществление детской мечты за полгода. Благодарен Сергею Богдановичу. Не так много воспитанников получают такую возможность.

    – Так шанс был?
    – Да. Заковырнул бы я с «Уралом», то глядишь, играл бы за «Зенит».

    – Помню этот момент. Со стороны показалось, что ты очень нервничал и это помешало тебе реализовать момент. На сборах ты действовал хладнокровней. Правильная оценка?
    – Конечно. Дебют был против «Ахмата». Выходил – и сердце так колотилось… Думаю, что сейчас не смогу так пульс поднять. Был полумомент с «Уралом». С Тулой вышел в концовке, была нервная концовка, мы проигрывали, пошли забросы. Наверное да, ты прав, не справился с давлением, с мандражом. Прямолинейная была игра, без контроля. С «Уфой» в концовке убежал в атаку, и там, полагаю, мне не хватило мастерства.

    3eb75a1e-a618-4b03-935b-fdd65452b40f.jpg

    – Что ты делал с волнением и нервами? Есть особенная программа? Ведь футболисты с детства участвуют в турнирах, и с каждым годом уровень и давление становятся выше.
    – Оно предстартовое, потом само уходит. Волнение началось, когда я услышал слова «Крапухин, готовься!», потом после «номер 36 вышел на поле», но потом, через несколько эпизодов, я переключился. Не так, что прям во время игры колбасит.

    Честно говоря, было больше мотивации в том, чтобы стать лучшим бомбардиром в ПФЛ

    – С Семаком тет-а-тет говорили?
    – Личных бесед не было. Только рабочий подсказ.

    – Например?
    – Перед «Ахматом» говорил, что надо сделать – нагнетать и продавливать защитников. Подсказал, что правый центральный часто не выпрыгивает. Чтобы я старался через него чаще играть.

    – О чем говорили на сборах?
    – На сборах хвалил за трудоспособность и самоотдачу. Говорил, что нужно работать на собой и продолжать в том же духе. И тогда все будет в порядке. Но конкретных советов по продолжению карьеры не было.

    – Ты верил, что если «продолжишь в том же духе», то Семак предпочтет тебя Дзюбе?
    (усмехается) Конечно, я понимал, что вряд ли смещу Артема или Азмуна. Но понимал, что я – третий нападающий, и в какой-то момент может понадобится моя помощь. Рассчитывал на это и был готов. Думал, что, если шанс будет, я воспользуюсь им. Но не получилось.

    – Верил, что сможешь регулярно быть в заявке, выходить на поле чаще?
    – Да. Вера была в той части сезона. К тому же, в тот момент не было громких трансферов. Понимал, что можно зацепиться, выйти, забить. Появится статистика. И это станет отправной точкой для развития.

    – Почему этого не случилось? Назови несколько причин.
    – Первое – была борьба за чемпионство, тренерский штаб делал акцент на результате. Поэтому, молодым футболистам тяжело, особенно воспитанникам. «Зенит» всегда требует результат здесь и сейчас. Время на раскачку никто тебе не даст.

    Второе – я параллельно играл за «Зенит»-2. Там забивал, мы боролись за серебро, выполнили задачу. Я боролся за звание лучшего бомбардира. Меня это мотивировало. Честно говоря, у меня было больше мотивации в том, чтобы стать лучшим бомбардиром в ПФЛ, и параллельно быть готовым помочь основе.

    – Распыление внимания повлияло негативно?
    – Да. Я и там, и там одновременно. В разных коллективах.

    fc9f711d-851a-420b-8710-a4bc12dfa969.jpg

    – Размышлял на тему, почему в «Зените» в последние годы заиграл только один высокий нападающий – Артем Дзюба? И почему давно в основе не было высоких нападающих-воспитанников?
    – Не задумывался. Было Шейдаев и Канунников, ребята немаленькие, и у них были шансы. Они играли. Дело в другом – «Зениту» нужен результат. И играет тот, кто может его дать. Поэтому Артем Дзюба так и котируется, пусть его все и упрекают. Посмотри на его статистику. После этого не должно быть вопросов к нему.

    Дзюба, Заболотный и «Заболотный-джуниор»

    – Дзюба тебя называл «Заболотный-джуниор». Это комплимент или оскорбление?
    (смеется) Я воспринимаю это как шутку. Смешно. Хотя и Заболотный для меня – отчасти пример. У человека была сложная карьерная судьба, но он пробился со второй лиги до игрока сборной России. Просто у меня такая манера [игры]. Где-то – корявый, где-то играю на протыках. Поэтому Артем и сравнивал. Для меня в этом нет ничего плохого. Наоборот – это хорошо, разрядить обстановку, посмеяться.

    – Подколы старших над молодыми разряжают обстановку?
    – Когда необидно – да. От человека зависит. Может кого-то и заденет, и он полезет с кулаками. Я сам смеялся [над прозвищем]. Я понимал, что порой действую совсем коряво. Забиваю щитками (смеется). Похоже на этот стиль.

    – Вывод: Заболотный – корявый?
    (смеется). Очень много у него моментов интересных было. И манекен может не заметить, сбить. И забить грудью или еще чем-то. И это даже в плюс. Свой стиль. Стиль Заболотного тоже войдет в народ. Посмотри на его статистику. И может, «Заболотный-джуниор» – это будет лучший комплимент.

    – Дзюба – самый техничный высокий нападающий, с которым ты тренировался? Какие у него главные плюсы?
    – Однозначно. Человек всю жизнь играет в РПЛ, опыта не занимать. Знает, что делать, как выбираться из определенной ситуации на поле. Как правильно подставиться, когда на тебе три человека висят. Как ударить в игрока, чтобы заработать аут.

    Меня очень удивила его работа корпусом. Не понимаешь, как к нему подобраться, если хочешь сыграть в корпус. Уже хочешь «вложиться» как хоккее, но он все равно находит плечо, и тебе никак не подобраться. Хорошее качество. Старался перенять его стиль ведения единоборств. Считаю, что он мог много, где поиграть. Спокойно бы играл в АПЛ. Но российский футбол затягивает. Мало, кто готов уехать.

    – Что скажешь про него как про личность, а не футболиста?
    – Совершенно открытый человек, позитивный. Ничего негативного сказать не могу про него. Он делал атмосферу в раздевалке, в автобусе. Позитивный, смешной. Разбавляет атмосферу шутками. Душа компании. Может, его негативный образ возникает из-за того, что он может что-то лишнее сказать прессе. Но это – его характер.

    – Дзюба перед камерами и без – два разных человека?
    – Нет. Не замечал этого.

    – Какой он в интервью, такой же в раздевалке?
    (долгая пауза). Конечно, он не будет в интервью… Но да, есть различия, когда Дзюба в кураже, и когда он дает послематчевое интервью. Например, когда в каком-нибудь шоу на ютубе он, когда настроение поймает, может о чем-то подробно рассказать. Но это один и тот же человек.

    Дриусси, Ракицкий, Ловрен и Чистяков

    – Ты сказал, что считал себя третьим нападающим. А как же Себастьян Дриусси? Он был недоволен, что Семак выпускал его вингером. Это было заметно?
    (усмехается) Вот да, я и думал, что я – третий нападающий потому, что Дриусси постоянно с фланга играл. Я не заметил недовольства как такового. Он хорошо себя проявлял на тренировках на флангах. Я думал: «главное, что человек играет. Получает минуты. Вроде, выглядит неплохо, получает удовольствие от игры». В центре нападения была такая конкуренция. Полагаю, что и Сергей Богданович объяснил ему, какой футбол нужен команде – два высоких нападающих в центре.

    – Его даже на тренировках не наигрывали в центре?
    – Не наигрывали. 

    – Кто тебя больше удивил на тренировках основы?
    – Ракицкий. Его космической левой ногой и спокойствием. Мог мяч куда угодно направить. Мяч такие траектории вытворял! Говорил: «Стас, правая штанга! Пятнадцать кувырков с тебя, если попаду». И бац – попадает. И я кувыркаюсь. Я задумывался: «А у кого еще есть такая левая? Кто еще может выдавать такие плассеры?». Лучшая левая в РПЛ, а может, и в Европе. Ракицкого часто хвалили тренеры и партнеры.

    И Артем Дзюба, конечно. Я тоже сперва относился скептически. Думал: «А что он такого показывает?». Но когда начал тренировки с ним, увидел и понял, что в его работе очень много важных мелочей, которые ценятся в футболе. К тому же, он может такую разрезающую передачу отдать, которую никто не видит.

    Деян Ловрен показался обыкновенным защитником высокого уровня. Выделялся стабильностью. Всегда играл на одном уровне – без спадов, но и не выше.

    – Но многие ждали большего?
    – Да. Но он просто был на одном уровне. Я тоже думал: «вот, победитель Лиги чемпионов, вице-чемпион мира…» Но оказалось, что он обычный защитник стабильного уровня. Ничем не выделялся. Тот же Чистяков выглядит примерно так же.

    a6838a9f-8bcd-4fbb-ac16-8aa30725f90f.jpg

    – Возможно, с ним случилось то же, что с тобой после переезда в Латвию? Он ожидал, что уровень футбола в Росси будет выше?
    – Похожее сравнение. Возможно. Ведь он перешел из «Ливерпуля». Но все-таки он перешел в «Зенит», команду, которая играет в Лиге чемпионов.

    – Он не выкладывался на тренировках?
    – Выкладывался. Он – профессионал. Приходил в зал одним из первых. Уезжал позже. Приходил на все процедуры. Часто видел его в бассейне и сауне. Профессионал до мозга костей. Мотивация у него была. Он и в раздевалке был как капитан. Старался быть лидером раздевалки, многих мотивировал. Нормально относился к молодым.

    – Дзюба и Ловрен «делили раздевалку»? Как они ладили?
    – Не заметил такого. Не заметил конфликтов. Был очень дружный коллектив в тот период. Да, бразильцы были больше со своими, россияне – с россиянами. Но и бразильцы подкалывали Дзюбу и остальных.

    – Как бразильцы подкалывали Дзюбу?
    – Показывали один… жест и смеялись.

    Малком подойдёт к тебе, скажет: «со-ба-ка»

    – Кто из легионеров лучше других понимал русский язык, не считая Ракицкого, и, может, Ловрена и Азмуна?
    – Малком. Он изучает русский язык. Знает мат.

    – Мат – показатель «русскости»?
    – Они это первым делом учат. Он его употреблял на тренировках. Значит, что человек понимает культуру (смеется).

    – А как же запрет Семака на мат? В «Уфе» он утверждал, что ввел штрафы за него.
    – Я не говорю, что Малком орал матом во всю как сапожник! Он иногда в шутку мог на тренировках пару резких фраз кинуть. А так… За этим не уследишь, это – эмоции. Сергей Богданович, думаю, это понимает. Сложно сдержать себя, когда не забиваешь или пропускаешь.

    – С Малкомом можно перекинуться парой фраз на русском?
    – Да. Футбольные термины, приветствия.

    – Есть устоявшиеся клише про бразильского футболиста. Малком – не такой? Ему действительно интересны язык и российская культура?
    – Да. Но я не видел, что он ходил с энциклопедией. Но у него есть репетитор. Иногда он внезапно говорил какие-то слова. Подойдет к тебе, скажет: «со-ба-ка» (смеется). Вышел из душа, видит кого-то из россиян и говорит: «Холодильник». Кидал фразы в разнобой! Учит так язык.

    И еще было видно, как он сильно хочет оправдать сумму, заплаченную за трансфер. Сильно помочь «Зениту». У него виден огонь в глазах на тренировках и матчах. Даже в раздевалке – по тому, как он настраивается на игры. Номер не отбывает.

    53881cfa-de3c-4b5d-bed6-a3b67fd26e2f.jpg

    Круговой и Дуглас Сантос

    – Интересно. Думал, ты назовешь Дугласа Сантоса, который за три года в Германии выучил немецкий язык. И в целом он производит впечатление спокойного человека.
    – Дуглас – профессионал. Без конфликтов, лишних разговоров. Выполняет свою работу. Как машина – без травм, спадов. Не знаю, уместно ли, но он – как солдат. Все время думал: «а будет ли у него спад? Ошибки?». Мы с Даней Круговым общались, и он все ждал: «Ну когда же Дуглас хоть сигнал подаст, что он тоже человек?! Что у него бывают спады?!» 

    – Кругового это расстраивало?
    – Да. Но я Дане говорил: «Да ты учись у него! Когда перед тобой есть такой пример, его надо впитывать». Каждое действие, прием, виденье поля. Это все дорогого стоит. Даня понимал, что находится с таким партнером и конкурировать с ним – это важно. И сейчас Даня играет. Это важно, что он не опустил руки, продолжил работать.

    – Прогресс Кругового – результат конкуренции с Дугласом и того, что он перенял его сильные стороны?
    – Да.

    Радимов говорил: «на чужих ошибках учиться неправильно, нужно учиться на своих, но я – живой пример для вас»

    – Семак производит впечатление спокойного человека. Он всегда такой? Как ведет себя в раздевалке, когда недоволен результатом и действиями команды?
    – Я обычно во время перерывов, когда был плохой результат, находился на поле и разминался. Но я не заметил на сборах и на тренировках, что Сергей Богданович может рвать и метать, переходить на мат. Он максимально спокойный, культурный и расчётливый тренер, который видит всю картину матча. Всегда понимает, что нужно добавить, кого поменять.

    Меня очень удивило его спокойствие в некоторых ситуациях. Тогда, когда, казалось бы, все горит-полыхает. Но Сергей Богданович находил моменты, чтобы кого-то успокоить. Объяснить, что идет не так. Это большая заслуга всего тренерского штаба. От аналитиков, которые во время матча монтируют моменты, показывают их в перерыве, до Анатолия Тимощука и Александр Низелика.

    – Всегда ли спокойствие полезно? Бывают ситуации, когда команду нужно взбодрить?
    – Это стиль Сергея Богдановича. Но бывали моменты, когда и его выводили [из себя]. Не помню с кем был матч, но тогда «горели». И он снимал пиджак, рвал и метал в перерыве.

    36a1faf5-c1d9-4ac7-83d4-47581316408f.jpg

    – Про Радимова слышал такую характеристику – очень требовательный тренер, но компанейский. Может провести время с футболистами неформально. Это правда?
    – Да. Владислав Николаевич в нужный момент может пошутить, и в нужный – накричать. Вместе отмечали победы. Когда взяли серебро ПФЛ, отмечали его вместе с тренерским штабом. Хорошо отметили!

    – Как?
    – В пабе на Испытателей.

    – Тренеры контролировали молодых, чтобы не переборщили?
    – Да. Владислав Николаевич научен этим опытом. Говорил нам: «Будьте предельно аккуратны, журналисты не дремлют! Любой ваш неверный шаг они заметят! На чужих ошибках учиться неправильно, нужно учиться на своих, но я – живой пример для вас. Не попадайте в такие ситуации».

    – На праздновании он сказал: «не больше трех-четырех бокалов!»
    – Да, примерно в таком духе. Он видел тех, кому больше не наливать. И тех, кому вообще нельзя пить.

    – Почему «Зенит»-2 застрял во второй лиге? После вылета болельщики ожидали, что они за один сезон вернутся в ФНЛ.
    – «Зенит»-2 – это немного про другое. Про подготовку молодежи, а не выполнение задач. Думаю, и задачи нет выхода в ФНЛ. Ведь для того, чтобы выйти, нужен другой состав. Сыгранный, опытный. «Зенит»-2 сейчас – это переходный этап для футболистов от детско-юношеского футбола в мужской.

    В суровые реалии профессионального футбола, где нужно много бороться и терпеть. Быть готовым к любым исходам матчей. Чтобы ребята поняли, что не все так солнечно, как в чемпионате Петербурга. Поэтому сейчас сделали более мягкие требования для попадания в команду. Очень много 17-летних.

    – Многие не готовы к взрослому футболу?
    – Да. Сразу тяжело выполнить задачу. Набивают шишки.

    источники фото: ФК "Рига", ФК "Зенит", личный архив Станислава Крапухина.

    Источник:Спорт день за днём


    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий