• «Я не мог встать, а тренер орал матом: «Зачем ты сюда приехал?». Как воспитанник «Зенита» воевал с «Нефтчи»

    «В крупных командах сейчас футбол – это скорее бизнес». Согласны?

    22.08.20 13:53

    «Я не мог встать, а тренер орал матом: «Зачем ты сюда приехал?». Как воспитанник «Зенита» воевал с «Нефтчи» - фото

    Фото: Futboll.tv

    Читайте Спорт день за днём в

    Нападающий Вячеслав Сушкин надолго запомнит узбекский этап карьеры. Может даже навсегда. В январе 2018-го он приехал проявить себя в «Нефтчи» из Ферганы, но получил травму уже в первом матче. Дальше только лечился, затянул не по своей вине с операцией, и в результате пришлось раньше времени завершить карьеру. 29 лет. Разве это возраст для футболиста? 

    Отношения с «Нефтчи» закончились только сейчас.  Узбекский клуб никак не хотел выплачивать задолженность по зарплате. Пришлось подать заявление в Палату по разрешение споров ФИФА. Сушкин выиграл дело, но своих денег не получил. Вся сумма пришла тогда, когда «Нефтчи» запретили регистрировать новичков. 

    Обо всем этом Сушкин рассказал в интервью «Спорту День за Днем». Вспомнили, конечно, и про «Зенит», чьим воспитанником он является. Сушкин был в составе «молодежки», которая выиграла чемпионат России-2009. Попасть в главную команду ему не удалось. Впрочем, как почти всем из той «золотой» команды.

    – Буквально неделю назад «Нефтчи» полностью рассчитался, – сразу отметил Вячеслав Сушкин. – Сумма была хорошая. Все тянулось не протяжении двух лет, как я уехал из «Нефтчи». Получил там травму. Долго  воевал с ними. 

    – Что за травма?

    – Вышел на первую игру «Нефтчи» против «Насафа». После первого тайма почувствовал сильную боль в коленном суставе. Я сразу не придал этому значение, но потом стал чувствовать дискомфорт на тренировках. С каждым занятием это все усложнялось. В итоге решил вкалывать туда гормоны. 

    – Как доктора «Нефтчи» реагировали?

    – Говорили, что может немного повредил связки из-за нагрузок. Место, где мы проводили силовые тренировки, было тяжело назвать травяным полем. Больше было похоже на грязь. 

    – Рентген не делали?

    – Врачи сказали: «Не надо. Давай укол дипроспана (это гормоны – «Спорт День за Днем») и сделаем блокаду боли». 

    – Что было дальше?

    – Поехали на вторую игру. У меня был дискомфорт, я сказал об этом тренерскому штабу. Вышел на замену и почувствовал, что не могу играть. Все защемило. После этого я тренировался через боль. Говорил докторам, что меня беспокоит колено, а они ничего не предпринимали. 

    – Почему?

     

    – Наверное, не видели в этом ничего серьезного. Меня, как легионера, полностью проверили на медосмотре. Поэтому врачи не придали значение моим словам. После третьей игры я сам сделал МРТ.

    – Что оно показало?

    – Трещину в мениске. Я принес это заключение в клуб. Они звонили своим докторам, кандидатам наук в Ташкенте. Ответ был такой: тренироваться можно, только надо сделать определенные процедуры. Я покупал дорогостоящие медикаменты, мне обкалывали колено гиалуроновой кислотой. Говорили, что это поможет. После каждой процедуры на миг отпускало, но все равно дискомфорт оставался. А я ведь был легионером. Меня все подначивали: «Давай, мы тебя ждем. Нужен результат». 

    – Подначивали руководители «Нефтчи»?

    – Главный тренер Абдумалик Акимов, который взял меня в команду. Легионеров же не просто так берут. 

    – Когда вы покинули «Нефтчи»?

    – Меня записали на процедуру: делали укол зотированным кислородом, чтобы создать подушку в колене. Было 7 или 8 процедур. Когда они закончились, я начал медленно бегать по кругу. Вроде как стало получше. Начал тренироваться в общей группе, наигрываться в стартовом составе, и у меня снова защемило колено. Я не мог встать. А тренер на меня с матом: «Зачем ты сюда приехал? Сейчас приедем на базу, я дам тебе бумагу, и ты уйдешь из команды по своему желанию».

    – Вы отказались?

    – Когда приехали на базу, он вызвал меня в кабинет, дал бумагу. Хорошо, в тот момент мне помог Максим Усанов. Я с ним еще играл в «Петротресте», а сейчас он действующий агент, у него есть юридическая фирма. Если бы не его поддержка, может быть я бы подписал эту бумагу. 

    – И остались бы без денег.

    – У меня были такие мысли: приехал, получил травму и команде не помогаю. Но Максим Усанов сказал мне: «Слава, никуда уезжать не надо. Они не выполняют контрактные обязательства. Давай поступим по-другому». Следующие 1,5-2 месяца он меня вел, говорил, что делать. У меня была война с клубом. На следующий день после той тренировки я сделал еще одно МРТ: двусторонний разрыв мениска. 

    – Ничего себе.

    – Мениск полностью порвался, повредил крестообразную связку. Я пришел с этим заключением на базу. Они вызвали делегацию докторов из Ташкента, которая специализируется именно на спортивных травмах. МРТ они, видимо, не поверили. Мы приехали в больницу, где они проводили мастер-классы для юных докторов. Мое колено посмотрели и сказали: «Крестообразная связка. Надо делать операцию». Доктор «Нефтчи» схватился за голову: «Сколько он пропустит?». – «Примерно девять месяцев». 

    – Что было дальше?

    – Я приехал на базу: «Когда будет произведена операция?». – «Слава, денег нет». – «А мне что делать? У меня контракт. Я получил травму в игре». Они потом позиционировали, что я приехал с травмой. Хотя я полностью прошел медосмотр. Приехал в «Нефтчи» проявить себя, а из-за того, что вовремя не сделали операцию мне пришлось переквалифицироваться в тренеры и закончить профессиональную карьеру.

    – В какой момент вам пришлось подать обращение в Палату по разрешению споров ФИФА?

    – Никакого решения не было, поэтому мне было нельзя уезжать из Узбекистана. Я просидел там месяц-полтора. На меня давили: «Давай, мы тебе дадим одну зарплату и оплатим билеты домой». Я сказал: «Нет, ребята, так не получится. Давайте мне деньги на операцию и хотя бы три зарплаты». На тот момент я получил зарплату только за пол месяца. Задержка была 2,5 месяца.

    – Сколько стоила операция?

    – Максим говорил, что около 10 тысяч евро. Мирно договориться с клубом не получилось. Я прилетел в Петербург и обратился к врачу Сергею Пухову, который работал в «Зените». Сделал операцию, но к сожалению, очень долго восстанавливался. Около года не отпускали боли.

    – Почему?

    – Операция не была проведена в необходимый срок, а у меня полностью разлетелся хрящ в колене. 

    – Потеряли время.

    – После операции я собрал все чеки, обратился к Максиму, мы все это расписали, приложили все мои письма в клуб. А потом ждали год и 8 месяцев до полной выплаты денежных средств от «Нефтчи». Дело в ФИФА мы выиграли.

    – Почему «Нефтчи» сразу не заплатил после судебного поражения? Дотянули до того, что им запретили регистрировать новых игроков. 

    – Наверное, они редко сталкиваются с такими делами, когда легионер подает в Палату ФИФА. Привыкли разбираться на своем уровне, как это обычно происходит в странах Азии. Выплатили зарплату, футболист успокоился и уехал. А мы пошли до конца. Выиграли дело. У «Нефтчи» было 45 дней, чтобы подать апелляцию.

    – Подали?

    – Нет. Им пришло уведомление, что ФИФА закрыло «Нефтчи» трансферные окна. После этого они вышли на Максима. Я попросил меня в этом деле вообще не беспокоить. И в течение месяца частями они погасили всю задолженность передо мной. 

    – Но игровая карьера пострадала. Раньше времени пришлось стать тренером.

    – Да, здоровья много осталось. Еще хотелось поиграть. Но травма в один миг порушила все мои планы. 

    – Кого вы сейчас тренируете?

    – Мы с Павлом Мочалиным открыли частную школу King of football. У нас три больших филиала. В общей сложности занимается 250 человек. Мы тренируем в общеобразовательных школах, есть договоренности с директорами. Занимаемся подготовкой юных футболистов к Академии «Зенита» и СДЮСШОР «Зенит». Тех, кто прогрессирует, мы отводим к нашим знакомым, работающим в этих школах. 

    –Давайте теперь поговорим про «Зенит». В 2009 году вы были в молодежной команде, которая стала чемпионом России. Но из нее никто толком не заиграл в «Зените».

    – В крупных командах сейчас футбол – это скорее бизнес. Пока развитие молодых игроков не заложено в «Зените». Есть свои воспитанники в «Спартаке», ЦСКА. Сначала выходили на замену, а сейчас играют в основном составе. В «Зените» пока это не наблюдается. Есть один, максимум два человека, но я не думаю, что в дальнейшем это игроки основы. 

    – Вам давали шанс в «Зените»?

    – Мы тренировались с основной командой, но туда забрали только Максима Канунникова, Алексея Ионова и Антона Соснина. Все. Павлу Игнатовичу не дали шанс, хотя на тот момент он был один из лучших молодых футболистов, которых я видел. 

    – Потом вы играли за питерское «Динамо», но ради предложения «Факела» поменяли ФНЛ на ПФЛ.  

    – Меня позвал главный тренер «Факела» Павел Гусев (работал с Сушкиным в питерском «Динамо» – «Спорт День за Днем»). Там была собрана команда под задачу выхода в ФНЛ, с хорошим финансированием. Мы за тот сезон не проиграли ни одной игры. С премиальными играть в «Факеле» было очень выгодно.

    – Бывший тренер «Динамо» Сергей Дмитриев жаловался, что на выезде игроков кормили чуть ли не «Дошираком». Это правда?

    – Действительно, был такой момент,когда возникли проблемы с финансированием. В Нальчике спали на раскладушках и кормили нас не очень. Про «Доширак», наверное, жестко сказано, но что-то похожее было. 


    – Не пытали объяснить гендиректору «Динамо» Валентину Белавину, что это не нормально?

    – Конечно, были разговоры. На тот момент это был конец эпохи «Динамо»: от хорошего финансирования, когда все платили день в день, все пошло на спад. Говорили все, обещали много, а не делали ничего.

    – Вы поиграли в Беларуси, Грузии, Латвии. Почему предпочитали эти варианты клубам ФНЛ и ПФЛ?

    – Еще я выступал в чемпионате Греции, но не повезло с рабочей визой. Мне хотелось пройти через Европу, посмотреть, какой там уровень. Приехав туда, понял, что все футболисты одинаковые. Различается только стиль чемпионата: где-то больше силовой борьбы, а где-то – технического оснащения, как в чемпионате Грузии. Индивидуально все игроки сильные, но в плане созидания футбол пока немного не понимают, не в обиду им будет сказано.  

    Читайте также

    Александр Кокорин в «Роме». Где он будет играть?

    Фото: ВКонтакт Вячеслава Сушкина, ФК «Зенит», Infox.ru 

    Источник:Спорт день за днём